На фестивале "Оюухай-2016" в Монголии

Наш земляк Даширабдан Гурорабданов, уроженец села Зуткулей, ныне проживающий в поселке Агинское, недавно побывал в Монголии по приглашению оргкомитета фестиваля поэзии «Оюухай-2016», посвященного памяти известного поэта Ринчингийн Чойнома, автора поэмы «Буряты».

Фестиваль поэзии прошел с 23 по 25 сентября на родине поэта Р.Чойнома в Дархан-сомоне Хэнтэйского аймака, куда съехались почитатели таланта поэта, его родственники. Участники фестиваля побывали на его «тоонто», осмотрели музей, где собрано многое, связанное с его именем – картины, написанные им, печатная машинка, на которой он написал большинство своих произведений, его гитара, на которой он сочинял музыку к своим стихам.

  Известный в Монголии поэт Ринчингийн Чойном родился в 1936 году в Дархан-сомоне Хэнтэйского аймака. Закончив четыре класса школы с выдающимися результатами, он был сразу переведен в шестой, однако в дальнейшем, из-за болезни, был вынужден оставить школу и заниматься самостоятельно. Хорошо знал русский и казахский языки, писал стихи на монгольском и казахском, а также рисовал, занимался резьбой, сочинял музыку. Еще в юности Чойном увлекся поэзией, которая служила ему, кроме прочего, средством выражения собственного, независимого взгляда на прошлое и настоящее своей родины.

Стихотворения Чойнома приобрели широкую популярность в народе, многие его стихи стали народными песнями, однако, при жизни он не получил официального признания из-за аполитичности своих стихов, однажды даже был арестован. За независимость мышления Чойном преследовался режимом Цэдэнбала, что не могло не повлиять на его раннюю смерть в 1979 году. 

Чойном — один из любимейших поэтов Монголии, его яркий талант (он был великолепным художником и певцом), прямота и бескомпромиссность определили высокий авторитет Чойнома на родине. За свою короткую жизнь он выпустил несколько сборников своих стихов: «С\мтэй бударын чулуу», «Улаан дэвтэр», «Х\н», «Залуу нас». Спустя более, чем десятилетие заслуги Чойнома были признаны государством: в 1991 году он посмертно был удостоен Государственной премии. 

В этом году поэтический фестиваль «Оюухай», посвященный 80-летию поэта Ринчингийн Чойнома, прошел в десятый раз. В фестивале приняло участие много известных поэтов Монголии, а также два поэта из Шэнэхэна Китайской народной республики.

«Болор цом» - «Хрустальный кубок» победителя поэтического турнира достался молодому поэту O.Цэнд-Аюуш, на втором и третьем местах конкурса - поэты Б.Алтанхуяг, М.Амархуу, также жюри конкурса отметило произведения поэтов Л.Ганзула, Э.Гантулга. Наш земляк Даширабдан Гурорабданов, услышавший стихи Чойнома еще в начале 90-х годов, стал большим поклонником его таланта. Участники поэтического фестиваля «Оюухай-2016» были в восторге от чтения в его исполнении стихотворения «Минии шутээн» и назвали его украшением поэтического фестиваля. Руководитель фонда “Од”, занимающегося продвижением творческого наследия поэта Р.Чойнома, Д.Ганболд отметил, что поэтический фестиваль получил свое имя по названию популярного сонета «Оюухай», написанного им в 1973 году.

Д.Гурорабданов, побывавший на поэтическом фестивале «Оюухай-2016» в качестве почетного гостя, рассказал, что на следующих фестивалях ждут авторов из этнической Бурятии, Усть-Орды и Аги. Он был поражен тем, как монголы хранят память о своем известном поэте, единственном авторе, написавшем поэму о непростой судьбе бурятского народа «Буряты».

Исследователь поэтического творчества поэта Ринчингийн Чойнома Н.Цыремпилов так отзывался о его поэме "Буряты" : - Поэма «Буряты» очень лирична, содержит много личного. Главным её лейтмотивом является юношеская любовь автора к бурятской девушке. Мною представлена здесь только часть поэмы, которая, как мне показалось, более всего заинтересует читателей. Почти всю любовную лирику пришлось опустить. Некоторые фразы требуют комментариев. К примеру, отрывок, где автор говорит о Белом Бароне, конечно же, относится к периоду Унгерновщины. Как известно, селенгинское бурятское казачество составило тогда лучшую часть войск барона. Это не могло не сказаться на отношении монголов к бурятам, поскольку режим бывшего офицера русской армии Штернберга фон Унгерна был сопряжён с ужасающим террором. Чойном упоминает и период установления власти МНРП. Армия Народно-Революционной Партии включала тогда множество выходцев из наших мест, игравших в ней далеко не последнюю роль. Упоминаются также годы модернизации и реформ (20-30-е годы ХХ века), когда тысячи бурятских специалистов из СССР помогли монголам по сути создать современное государство. Не обделён вниманием и период внутрипартийной борьбы правых (про-коминтерновских) и левых (либеральных) группировок. Буряты тогда, как и прочие монголы, оказались по обе стороны баррикад. Взгляд, выраженный автором, пожалуй, нельзя назвать типичным. Отношение монголов к роли бурят в их истории неоднозначное, но точка зрения, выраженная в поэме, разделяется многими монголами.

Поэма "Буряты"

                               перевод Н.Цыремилова

О, буряты, посреди узоров
Моей жизни дикой, непростой,
Как степей бескрайние просторы
Вы прошли глубокой полосой.

 

О буряты, наши песни спелись.
Моя песня с вашей заодно
В череде годов, как в ожерелье
Вы остались золотым звеном.

 

Среди тех бокалов, что однажды
Было мне опустошить дано,
Вы, буряты, знайте, стали чашей
С самым опьяняющим вином.

 

Юность довелось мне встретить с вами,
На поляне моей жизни вы
Эдельвейса редкими цветами
Среди сорной расцвели травы.

 

К островерхим головным уборам,
К оторочкам, что на рукавах,
К поясам с аляпистым узором,
К ремешкам на меховых унтах,

 

К звукам топоров в тиши таёжной,
Раздающимся со всех сторон,
К лодкам, на которых осторожно
Вы пересекаете Онон.

 

К маслу из черёмухи душистой,
К саламату с запахом костра,
К вылепленным смолянистой шишкой
Трубкам из литого серебра,

 

К здоровенным побуревшим шеям
И к кинжалам кованным, стальным,—
К вам, сердечным и прямолинейным,
К работягам скромным и простым,

 

К косам, граблям, боронам и плугам,
И к телегам с плоским колесом,
К деревяным изгородям, срубам,
К саням, запряжённым рысаком,

 

Моё имя, стих, душа и сердце
Тянется невольно ко всему
Вашему, я тысячу приветствий
Шлю тебе, бурят, тебе лишь одному!

 

Даль таёжной гущи озирают
Зоркими глазами лучников,
С молодецкой удалью сражают
Бурого хозяина лесов,

 

Баргузинский мех, даурский жемчуг,
Красоту еравнинских лосей
Воспевают в своих древних песнях
Колыбельных песнях для детей.

 

Кто они — буряты? Прибайкалье
Почитают вотчиной своей,
Баргуджин-Тукум — заветным краем,
Родиной отцов и матерей.

 

Странны и причудливы порою
Быта повседневного черты,
Но открыты и чисты душою,
Но прямолинейны и просты.

 

Поколенья, выросшие в чащах
Северных неласковых лесов,
Переливы песенного плача,
С потом перемешанная кровь,

 

Кровь тувинцев, хамниган, якутов
В вас перемешалась с тех годов,
Как в единый миг вы почему-то
От баргутских отошли родов.

 

Беды ли согнали вас с кочевий,
Умудрённых прадедов совет?
На вопросы эти, к сожаленью,
У историков ответов нет.

 

Научившись на плохом тибетском
Прошлые замаливать грехи,
На заре семнадцатого века
Вышли вы на пастбища Халхи,

 

Вслед за вами ветры прилетели
Дальних стран, неведомых до вас,
В складках пообношенного дэли
Спрятали вы русские слова,

 

Тёмными гутулами небрежно
Отшвырнули обветшалый быт,
Выковали на оси тележной
Вы для нас оружие борьбы.

 

Презирая страхи и сомненья,
К Белому Барону подались,
Заслужив тем наше осужденье.
"Революция! Все рассужденья
К чёрту! А не ясно - покажись,

 

С контрой разговор у нас короткий:
Растолкуем маузером тем,
Кто не понимает по-монгольски
Ленинскую фразу, как рефрен:

 

"Промедление подобно смерти"
Вторя вместе с нами в унисон,
"По гаминам пушками - огонь!
По Барону Белому - огонь!
В этой безрассудной круговерти

 

Так и не оплаченной ценой
Вы освободили наши земли,
Нас освободили, но за тем лишь,
Чтобы мы прогнали вас домой.

 

Милая, случалось мне нередко
Видеть слёзы на твоих глазах
При воспоминании о предках,
Что в тридцатых сгинули годах.

 

Я далёк от мысли, чтоб в тумане
Прошлых лет, бумажных колоннад
Правду отыскать, и нет желанья
Как-то выгораживать бурят.

 

Но скажите честно, не они ли
В эти годы бедствий и войны
Бережно поддерживали крылья
Молодой, неопытной страны?

 

Комиссарам, толмачам, артистам,
Докторам словесности, врачам,
Агротехникам и трактористам
Шоферам, учителям, ткачам,

 

Передовикам животноводства,
Депутатам — вашим непростым
Будням тех годов, вашим заботам
Я пою свой восхищённый гимн!

 

Агитирует Бато Мархаев:
"Пахота степных угодий — вздор!"
Возмущается Булат Шархаев,
Поднимает на него топор

 

И на тонкой грани лжи и правды,
Твёрдый и уверенный в себе,
Расправляется бурят с бурятом
В яростной, безжалостной борьбе.

 

В эти годы взлётов и падений
Мы плелись за вами по пятам.
Может, к счастью, может, к сожаленью,
Но по личным данным и делам
До сих пор в числе интеллигентов

 

Вы найдёте множество бурят.
Свою драгоценнейшую лепту
Вы ценой немыслимых утрат
Подарили моему народу,
Мне в мои зелёные года
Объяснили многое, чего бы
Сам я и не понял никогда.


 Базаржаб РИНЧИНОВ,

фото из личного архива Д.Гурорабданова и интернета. 



07.10.2016 Admin 0