Главная » 2024 » Июнь » 27 » Аргалейское тоонто деда Елисея

Аргалейское тоонто деда Елисея

27.06.2024 в 10:17 просмотров: 99 комментариев: 0 Власть и общество

Предлагая вновь погрузиться в прошлое исчезнувшего села с простым, но глубоко родным названием мне хотелось бы обратить внимание на то, что в предыдущих публикациях («Агинская правда» от 21.08.2018, 24.01.2023) на основе архивных документов и воспоминаний старожилов Аги были реконструированы и освещены отдельные вехи истории Аргалейского селения.

Колорит крестьянского мира Тыргетуйской волости, в состав который входил Северный Аргалей до 1937 года, получил разностороннее освещение в книге «История старообрядцев (семейских) в документах Государственных архивов Байкальского региона (1765-1917 гг.)». В «Семейских заметках» А.Добромыслова (Восточно-Сибирского географического общества) за 1928 год представлены яркие картины быта оленгуйцев, живших по соседству с аргалейскими крестьянами. Путешественник пишет: «В Оленгуй можно попасть разными путями.… Из Читы по железной дороге до разъезда Дарасун (иногда зовется Харамангут), отсюда на лошадях через Тыргетуй и, не доезжая до Дарасунского курорта десять км, нужно свернуть в широкую падь, и через 20 км будет Оленгуй…Дорога от пади до села очень живописная. Любуясь красотой окружающей природы, А.Добромыслов пишет: «Дорога сначала идет великолепным смешанным лесом, и уже на другой стороне хребта - прекрасным сосновым бором. Путешественник, описывая жизнь и быт жителей Оленгуя, замечает двухэтажные солидные амбары у зажиточных стариков, которые, по их словам, «когда-то доверху были набиты хлебом». Он замечает, что «у каждого дома на окнах резные наличники, порой причудливо раскрашенные». Особый интерес в «Заметках» представляет для нас информация о времени основания села Оленгуй – 1867 год. По всей вероятности, примерно в эти же хронологические рамки укладывается время возникновения Аргалейского селения. Что касается состава населения, автор «Заметок» пишет, что люди «прикочевали в Оленгуй частью из Чикоя, где особенно остро давало чувствовать малоземелье». Основываясь на записях метрических книг Тыргетуйской Михайло-Архангельской церкви, мы приходим к заключению, что основное население Аргалейского селения так же, как и Оленгуя, составляли выходцы из Чикоя. 
В истории Северного Аргалея много «белых пятен», а потому могут быть информативны документальные источники, которые лишь косвенно проливают свет на прошлое села. Приведу пример. В архивах за 1845 год имеются материалы под названием «Дело о краже лошади у крестьянина Аргалейского селения Ивана Борисова». Сквозь строки этого документа перед нами предстает трогательный образ аргалейской лошади по кличке Сивая, которая, конечно же, была «шерсти сивой» и грива у нее «была на обе стороны, а особенно на правой стороне она была белая, уши целы, челка короткая, хвост длинный, а тавро на левом стегне…». Читая материалы, мы узнаем,  что злоключения Сивой благополучно закончились 14 июля 1845 г. на Ононе в селе Кобухай благодаря смекалке и расторопности тамошнего полицейского Токмакова. Расписка, которую дал аргалеец Иван Борисов, а точнее, по его просьбе «руку приложил» инородец Максим Разгильдеев, гласит: «Лошадь Сивую, покраденную у меня, я получил». Приключения Сивой дают нам основание утверждать, что к этому времени Аргалейское селение уже активно фигурировало в делопроизводстве того времени. Однако, прошлое села - это не только архивные сведения, перечни живших там семей из ревизских сказок, это, прежде всего, истории судеб людей, населявших его в разные годы. 
Судьба Елисея Матвеевича Воронова, долгая жизнь которого, за исключением 17 лет службы Отечеству, была неразрывно связана с его тоонто, его малой родиной Северным Аргалеем. Родился Елисей Матвеевич в далеком 1897 году, в год проведения первой Всеобщей переписи населения Российской империи. Именно материалы той первой переписи являются единственно достоверным источником, дающим нам представление о том, каким было село в конце XIX века. Цифры говорят, что в 1897 году в Северном Аргалее было 66 хозяйств, десять заимок, функционировала церковь Святой Троицы, работала церковно-приходская школа.
Елисея Воронова можно по праву назвать  последним жителем некогда крупного села, в котором жили крепкие, сильные духом, удивительно работящие люди. Агинчане старшего поколения хорошо помнят деда Елисея. В 80-е годы XX столетия двери его единственного к тому времени дома в Северном Аргалее всегда были открыты для земляков, просто уставших путников, которые ехали по читинской трассе. Виктор Прокопьевич Воронов, житель нашего поселка, внук Елисея Матвеевича вспоминает, что «к деду всегда заезжали знакомые чабаны, утомленные долгой дорогой шофера. Люди могли приехать к нему и среди ночи. У него на столе всегда стоял горячий самовар. Дед наш всегда старался помочь людям».  
Мы уже никогда не узнаем истоки его довольно неординарного внутреннего решения остаться жить в селе, в котором уже никого не было. На тщетные уговоры родных о переезде в Агинское уже, будучи в довольно преклонном возрасте, он строго отвечал: «Где родился, там и пригодился. Буду здесь помирать». Ему, наверняка, не хотелось покидать старый дом, связанный дорогими воспоминаниями, ставший частью его жизни. Думается, что у деда Елисея было еще много причин не покидать родные аргалейские места. Да и можно ль разложить по полочкам чувство привязанности к родной земле? 
В год кровопролитного Тыргетуйского восстания Елисею Матвеевичу было уже 33 года. В «Книге памяти жертв политических репрессий Восточного Забайкалья» имеется следующая запись: «Воронов Елисей Матвеевич, 1897 г.р., уроженец с.Аргалей, Читинского уезда Забайкальской области, русский, житель с.Аргалей Карымского р-на ДВК. Участник крестьянского восстания. Арестован 30 ноября 1929 г. Дело по ст.58-2 УК РСФСР прекращено 17 января 1930 г., освобожден. Реабилитирован 7 июля 2005 г. прокуратурой Читинской области. Женат». И совсем неудивительно, что дед Елисей не оставил внукам своих воспоминаний о кровавых событиях 1929 года... Уж слишком они были трагичными. Известно, что после подавления Тыргетуйского восстания было арестовано 237 человек, но в ходе следствия 55 из них были освобождены. Как пишет Г.А.Жеребцов, «это было сделано специально, чтобы привлечь на свою сторону отшатнувшееся от Советской власти крестьянство». 
Отдельной строкой хотелось бы сказать о Василисе Дементьевне, надежной спутнице жизни Елисея Матвеевича. С огромной теплотой вспоминает о ней невестка Надежда, супруга внука Виктора.
«Мы всегда вспоминаем бабушку Василису добрым словом. Я помню ее очень доброй, она любила детей, постоянно дарила нашим детям подарки. Ходила всегда в длинной юбке в пол, непременно с фартуком. У деда всегда на столе были сметана, творог. Помню, как бабушка Василиса взбивала масло, стряпала вкусные шаньги с творогом. Бабушка была знатной травницей, знала, какие травы от каких болезней, умела лечить».  
Готовя материалы к публикации, мы узнали о смелом поступке Василисы Дементьевны, который по праву можно назвать духовным подвигом. В неспокойные 30-е годы после закрытия церкви Святой Троицы в Северном Аргалее она на свой страх и риск сумела забрать и пронести сквозь годы православные иконы. И только в 1996 году, после ухода из жизни Василисы Дементьевны, одна из них была передана ее внуком Виктором в Агинский Свято-Никольский храм. Этот поступок говорит о глубокой вере бабушки Василисы, той вере, что составляет внутренний стержень человека, о ее стойкости к испытаниям, смелости. И то, что сегодня прихожане имеют возможность обращаться с молитвами к старой иконе Николая Чудотворца, помнящей надежды и чаяния дедов и прадедов, есть и частичка дерзкого духовного порыва бабушки Василисы.
К времени начала Великой Отечественной войны у Елисея Матвеевича и Василисы Дементьевны возмужали сыновья Прокопий, Алексей, Андрей. В семье Виктора Прокопьевича Воронова сохранились воспоминания о мимолетной встрече отца и сына в 1942 году на 71-м разъезде, когда Прокопий после окончания школы снайперов в Цугольском дацане уезжал на запад под Сталинград, а отец – защищать восточные рубежи страны. Аргалеец Прокопий Елисеевич Воронов прошел всю войну, был ранен осколком гранаты в спину, дошел до Берлина. Был награжден медалью «За взятие Берлина», «За освобождение Варшавы», орденом Отечественной войны II степени, медалью Жукова. После войны Прокопий Елисеевич жил в п.Агинское. 
Жизнь и судьба деда Елисея являет собой пример неразрывной связи человека с его малой родиной. И каждый раз приходится убеждаться, что нет полновесной истории без истории  малой родины, у которой свое большое полотно с живыми образами живших там людей. 

Д.Сундуева, 
профессор ЗабГУ.
На фото Елисей Матвеевич Воронов с супругой Василисой Дементьевной.

Фото 70-х гг. XX в. предоставлено внуком В.П.Вороновым
На фото Прокопий Елисеевич Воронов (1925-2009 гг.).
 

Фотографии по теме
Комментарии 0
Copyright © 2022 Агинская правда. Design created by ATHEMES