Главная » 2013 » Май » 28 » Главный исследователь Тибета

Главный исследователь Тибета

28.05.2013 в 10:45 просмотров: 2369 комментариев: 0 Архив материалов

140 лет со дня рождения ученого-востоковеда Гомбожаба Цыбикова. Его имя носит национальный краеведческий музей в пос.Агинское

 


 

   По заданию Русского географического общества, под видом паломника, спрятав в молитвенном барабане громоздкий фотоаппарат, Гомбожаб Цыбиков сумел проникнуть в закрытый для иностранцев Тибет. Его невероятная миссия, продолжавшаяся 888 дней (1899 – 1902гг.), была в равной степени исследовательской и разведывательной — в Азии на рубеже XIX и XX веков столкнулись интересы Российской и Британской империй. За два года, проведенные в Лхасе, Цыбиков посетил важнейшие монастырские центры, изучал тибетскую медицину и удостоился аудиенции у Далай-ламы. Инкогнито его так и не было раскрыто. Ни один исследователь Тибета того времени не может сравниться с ним в качестве и количестве собранного материала.

 Автобиографическая заметка

 «Я, Гонбочжаб Цэбекович Цыбиков, родился в местности Урдо-Ага, Забайкальской области Читинского уезда в апреле 1873 г. Отец мой, бурят кубдутского рода бывшей Агинской степной Думы (ныне Агинской инородческой волости), Цэбек Монтуев, в годы юности хотел посвятить себя в духовное звание, но был удержан от этого своими родителями — ярыми шаманистами. Несмотря на это, он научился самоучкой монгольской и тибетской письменностям, что позволило ему впоследствии быть избираемым на некоторые общественные должности.

 Он рассказывал, что, будучи удержан родителями от учения, он дал себе обещание, если только у него будут сыновья, во что бы то ни стало отдать их в учение, одного в светское, а другого в духовное. Смерть двух его старших сыновей в раннем детстве еще более укрепила в нем это желание. Лишь только мне минуло 5 лет, и когда я, по природному недостатку, еще плохо выговаривал многие слова, он сам стал обучать меня монгольской грамоте, а через два года, в 1880 г., отвез меня в приходское училище при Думе, где преподавали русский и монгольский языки. Однако первый год я пробыл в училище только 1,5 месяца (с перерывом в 5 месяцев). За это время учителя не указали мне ни одной буквы.

 Более правильно мое учение началось со второго года. Через два года, в 1883 г., умерла моя мать. Тогда у отца еще более закрепилось желание держать меня как можно больше в училище, чтобы я не подвергался обидам мачехи. Скоро к этому представился очень удобный случай: осенью 1884 г. в Чите была открыта гимназия, на которую буряты сделали значительные пожертвования. В благодарность за это местная администрация задумала привлечь детей инородцев в эту гимназию. От агинских инородцев потребовали 4 мальчика. Буряты, еще не привыкшие к училищу с почти 10-летним курсом, не проявляли особого желания посылать детей, потому начальство охотно соглашалось принять желающих. Отец мой воспользовался предложением администрации и ради предупреждения конкурса повез меня еще в начале августа. Когда я явился к управляющему гимназией инспектору К. Ф. Бирману, он, видя первого ученика из инородцев, охотно содействовал выполнению всех формальностей моим отцом, плохо говорившим по-русски и часто прибегавшим к мимике. На произведенных в тот же день испытаниях меня нашли возможным поместить в старшее отделение приготовительного класса. Спустя неделю привезли других детей, но так как инспектор К. Ф. Бирман настоял на принятии меня первым, то приняли еще только троих, а четвертому было отказано в приеме на общественные средства. Учение продолжалось 9 лет, и мне удалось быть первым бурятом, окончившим в 1893 г. Читинскую гимназию. Кончил я с серебряною медалью, третьим по классу, потому что в VI классе мое усердие к занятиям значительно сократилось и я уже не был первым. По окончании мною гимназии педагогический совет постановил оказать мне содействие по продолжению образования и выдал прогоны и пособие, чтобы доехать до Томска, где я поступил на медицинский факультет. Но, уступая желанию моих сородичей и родных, я оставил этот факультет и, пропустив еще год, проведенный в Уpгe, поступил в 1895 г. в С.-Петербургский университет, на факультет восточных языков. Здесь я провел четыре года и окончил его в 1899 г. После этого почти три года провел в экспедиции Русского Географического Общества. Возвратившись, был назначен лектором монгольского языка в Восточном Институте во Владивостоке...»

 Еще в 1897 г. Г.Ц.Цыбиков, будучи студентом II курса, принял участие в работе комиссии статс-секретаря В.Н.Куломзина по исследованию землепользования и землевладения в Забайкальской области. При этом студент оказался не рядовым собирателем материалов в составе комиссии, а проявил склонность к научным исследованиям и сумел написать по итогам своих полевых наблюдений и материалов большую книгу.

 После окончания университета Г.Ц.Цыбиков и совершил свое знаменитое путешествие в Центральный Тибет.

 Тибетская экспедиция Г.Ц.Цыбикова проходила в сложнейших условиях. «Пускаясь в путешествие, как простой бурят-паломник, - писал Г.Ц.Цыбиков, - я должен был особенно считаться с предубеждениями местного населения. Поэтому нечего было и думать о собирании каких-либо естественнонаучных коллекций, съемке местностей, ведении правильных наблюдений и т. п. Взятый с собою фотографический аппарат и термометр Реомюра пришлось держать под замком в сундуке вплоть до Лхасы. При себе я постоянно имел только маленькую записную книжку, куда заносил заметки ежедневно, даже и в этом скрываясь от любопытных глаз».

 Путешествие Г.Ц.Цыбикова началось 25 ноября 1899 г. из Урги и завершилось 4 апреля 1902 г. Путешественник посетил крупнейшие города и религиозные центры Тибета: Гумбум, Лабран в Амдо, Лхасу и три главных монастыря — Галдан, Брайбун и Сэра, резиденцию панчен-ламы — монастырь Даший-Лхунбо, древнейшую столицу Тибета Цзэтан и монастырь Самьяй.

 Благодаря путешествию Г. Ц. Цыбикова востоковедение России получило новые сведения о древней стране и ее столице.

 Отчетный доклад Г.Ц.Цыбикова на заседании Географического общества 7 (20) мая 1903 г. «О Центральном Тибете» был высоко оценен русскими востоковедами и географами, вызвал сенсацию в их кругах и был удостоен высшей награды общества — премии имени Н.М.Пржевальского «За блестящие результаты путешествия в Лхасу».

 Во время своего путешествия Г.Ц.Цыбиков провел поистине титаническую работу по подбору и напечатанию в одной из монастырских типографий собрания тибетской ксилографической литературы в количестве 333 томов по религии, философии, истории, медицине и грамматике. Вся эта богатая коллекция тибетской литературы была привезена путешественником на родину и передана в Русское Географическое общество.

 Таким образом, знаменитое путешествие Г.Ц.Цыбикова в Тибет открыло новую страницу в истории русской и западноевропейской ориенталистики, а книга «Буддист-паломник у святынь Тибета», обеспечившая автору мировую известность, и поныне является авторитетным пособием по истории, этнографии, религии и культуре тибетского народа. Успешно выполнив задание Русского Географического общества по исследованию Центрального Тибета, Г.Ц.Цыбиков получил широкую возможность посвятить себя научной деятельности в области тибетологии и монголистики и с середины 1902 года был назначен лектором Восточного института во Владивостоке. Во Владивостоке Г.Ц.Цыбиков, кроме написания и подготовки к печати известной своей книги «Буддист-паломник у святынь Тибета», осуществил публикацию монгольского текста и научный перевод сочинения крупнейшего религиозного деятеля Тибета Цзонхавы (1357—1419) «Лам-рим чэн-по».

 Г.Ц.Цыбиков был первым ученым России, который смог практически изучить лхасский диалект и говорить на нем, он в течение короткого времени составил «Пособие для изучения тибетского языка», а также «Пособие для практического изучения монгольского языка».

 Г.Ц.Цыбиков работал в Восточном институте во Владивостоке с 1 июля 1902 г. по 15 октября 1917 г. с небольшим перерывом с 13 декабря 1905 г. по 17 мая 1906 г.

 Дальнейшая работа Г.Ц.Цыбикова во время революции, гражданской войны и в первые годы организации бурятской автономии протекала в Забайкалье: в 1917-1922 гг. работал в Чите в Совете по делам школ, преподавал в Чите и Aгe на учительских курсах.

 В научном отношении представляет интерес «Грамматика бурят-монгольского письменного языка» Г.Ц.Цыбикова, изданная Буручкомом в 1924 г. В этой работе он выступил не только как один из зачинателей учебной литературы у бурят, но и как новатор, который впервые составил монгольскую учебную грамматику.

 Г.Ц.Цыбиков был монголоведом широкого профиля, занимавшимся вопросами как монгольского языкознания, так и монгольской истории и особенно этнографии.

 С 1928 по 1930 г. Г.Ц.Цыбиков работал профессором Иркутского государственного университета. Главной его заслугой в этот период было активное участие в проведении большой организационной и научно-методической работы по разработке и совершенствованию учебного плана, подготовке учебных, методических пособий и программ специальных учебных дисциплин бурят-монгольского отделения, открытого в Иркутском университете в 1926 г.

 Скончался Г.Ц.Цыбиков на родине, в Урдо-Аге, 20 сентября 1930 г. в местечке Агын-Булагтуй.

 Главный труд Г.Ц.Цыбикова «Буддист-паломник у святынь Тибета», изданный в Петрограде в 1919 г., и сегодня сохраняет свое большое научное значение.

 


                       

Подготовила Зоя БАРАНОВА.

Фотографии по теме
Комментарии 0
avatar
Copyright © 2022 Агинская правда. Design created by ATHEMES