К годовщине вывода войск из Афганистана

Баир Найданов: «На войне не думали о себе и страхе...»


15 февраля для некоторых из наших сограждан, земляков не просто день календаря, а знаменательная дата. В этот день 28 лет тому назад территорию Афганистана покинул послед-ний советский солдат. С этого момента началась новая история двух стран, через пару лет распался Союз, а Афганистан погрузился в пучину гражданской войны. В годовщину вывода наших войск из Афганистана мы встретились и поговорили с ветераном афганской войны, нашим земляком Баиром Цыбенжаповичем Найдановым.


- Баир Цыбенжапович, расскажите о себе.
- Родился и вырос я в поселке Агинское, выпускник Агинской средней школы №1, по окончании которой поехал поступать в Москву. Учился в столице нашей Родины на электрика. До службы в армии успел потрудиться электриком, в частности, работал на объектах XX летних Олимпийских игр в Москве, в олимпий-ской деревне электриком. В Вооруженные силы призывался оттуда же – Гагаринским районным военным комиссариатом. Женат, у меня двое сыновей и пока один внук, который родился в прош-лом месяце. 
- Как судьба занесла в Афганистан?
- По окончании учебного подразделения в городе Самарканд шестого мая 1981 года нас направили в Афганистан.
- Сами изъявили желание служить там? Знали, куда едете?
- На тот момент не спрашивали, хотим мы или не хотим, поступил приказ, а приказы не обсуждаются. Никто ничего не знал, в том числе, и я. Время было такое, информации было мало, это позднее при Горбачеве, который, кстати, не вызывает у меня лично никакого уважения, началась политика глас-
ности – политика максимальной открытости, а тогда такие вопросы не поднимались. Нас погрузили в самолет, и через полчаса полета мы приземлились в Кабуле. Так началась моя служба в ОКСВ в ДРА (Ограниченный контингент советских войск в Демократической республике Афганистан). Наша часть дислоцировалась в столице государства Кабуле, что находится в одноименной провинции, но большую часть времени отслужил, будучи прикомандированным к 860-му отдельному мотострелковому полку, на боевой точке в городе Файзабад провинции Бадахшан.

- Расскажите поподробнее о боевой точке.
- Главная задача таких боевых точек – охрана населенных пунктов от «духов» - афганских боевиков, которых еще именуют душманами, моджахедами. Так вот эти самые «духи» постоянно обстреливали нас из горных точек, так практически при мне был убит парень, который собирался на «дембель». Хотя наша боевая точка располагалась над Файзабадом, выше нас располагались только горы. Практически всю провинцию Бадахшан занимают горные хребты Гиндукуша и Памира, одни из самых высоких в мире.
- Какова природа, климат провинции?
- Как я уже говорил – это горы с довольно скудной раститель-ностью. Первое время было трудно дышать, сказывалась горная местность. Летом очень жарко, в городе Джелалабад, провинции Нангархар, летом в тени доходило до плюс 50. Зима относительно мягкая. Что еще можно добавить? Многие болели малярией, желтухой, акклиматизация проходила трудно. Проблемой были скорпионы, укус которых зачастую смертелен. Меня как-то раз ночью укусил скорпион, парализовало и срочно на БМП увезли в санчасть. Пять дней лежал под капельницей, написал письмо младшему брату, который служил на Дальнем Востоке в Порт-Ванино, он также письмом сообщил об этом родителям. В письме от родителей мать написала мне молитву «Ом мани падме хум». Вылечился, вернулся в строй. 

- Скучали по Родине, по Агинскому?
- Изредка скучал, а так времени не было, служба была нелегкой. Благодаря тому, что до армии занимался спортом, боксом, мне было легче. Когда был студентом, участвовал в первенстве Москвы по боксу, стал вторым призером в полусреднем весе. Сейчас раз в неделю хожу в ЦСП поддерживать форму и «погонять» молодежь (смеется). В Москве тренировался у Бориса Николаевича Никонорова, знаменитого боксера и тренера, шестикратного чемпиона СССР, участника Олимпийских игр в Риме, известного еще и тем, что победил нашего другого прославленного боксера Веллингтона Баранникова. Кстати, Борис Николаевич приезжал к нам в Агинское несколько лет тому назад. Мы с ним встречались, тепло пообщались, вспомнили былое.
- Страшно было на войне?
- Страшно не было, молодой был, о страхе не задумывался. Это сейчас уже думается по-другому, спустя много лет, по- другому смотришь на жизнь. А молодые, не думая, выполняют приказ. 
- Расскажите о городе Файзабад.
- Это небольшой город, дома в большинстве своем глинобитные, такой типичный афганский город, мне он больше напоминал кишлак, хотя населения было около тридцати-сорока тысяч. Основное население - таджики, узбеки. Пуштунов было мало, так как они кочевники.
- Как к вам относилось местное население?
- Относились нормально, мы сами помогали местному населению. Наши войска в Афганистане помимо боевых действий, строили там объекты инфраструктуры – школы, больницы и так далее. 
- Какова была политическая обстановка в Афганистане на момент ввода советских войск?
- Президентом тогда был Нур Мохаммад Тараки, который ориентировался на СССР, а премьер-министром был Хафизулла Амин, который стал заигрывать с американцами. В ходе политической борьбы между ними верх взял Амин. Тараки был убит, это и стало главным поводом для ввода наших войск. Я вообще считаю, что, если бы мы не во-шли в Афганистан, туда бы пришли американцы, что угрожало бы южным рубежам СССР, ко всему прочему наши войска перекрыли основной канал мирового транзита тяжелых наркотиков, находившийся под контролем Америки, что не случайно, ведь в древности территория Афганистана был перевалочным пунктом «Великого шелкового пути», и вооруженная борьба за эти территории велась на протяжении веков и до сих пор.
- Служили ли с вами земляки?
-Земляков не было, но в части в Кабуле помимо меня служили еще четверо бурят – Эрдэни Доржиев из Хоринска. До сих пор поддерживаем с ним связь. Он живет в Улан-Удэ, занимается проведением ежегодных турниров по мини-футболу, посвященных годовщине вывода войск. Илья Габагуев из Улан-Удэ, в данный момент сведений о нем нет. Живой он, не живой. Борис Гончикович Гармаев из Нижнего Бургалтая Джидинского района Бурятии, пулеметчик, демобилизован по ранению. Дмитрий Санжиев из Закамны. О Б.Гармаеве и Д.Санжиеве также ничего не знаю, к сожалению. Также с нами служил один калмык Батор Цыренов, славный парень, с которым мы ладили и отлично друг друга понимали. Калмыцкий язык очень схож с монгольским, так что проблем не было. А на боевой точке в Файзабаде земляков и бурят не было, я был единственным бурятом.
- Когда демобилизовались?
- Демобилизовался я согласно приказу 27 декабря 1982 года. Нас, дембелей, увезли сначала в Кабул, оттуда на самолете до Ашхабада и уже затем до Москвы на поезде. В столице я был 31 декабря, где проходящий патруль остановил меня и после предъявления мною военного билета попросил переодеться в гражданскую одежду.
- С какими проблемами столкнулись ветераны войны в Афганистане?
- Если затрагивать проблему в широком смысле, то конечно трудности у каждого «афганца» были – это и бытовые неурядицы, вовлечение в криминал, бандитские группировки. Но самой главной проблемой, на мой взгляд, является отмена льгот для ветеранов воинов-интернационалистов. Уважаемый Юрий Владимирович Андропов предоставил нам льготы. Но затем после него их отменили. Благодаря отмене льгот, мы перестали видеться со своими боевыми товарищами, потеряли с ними связь. Раньше нам давались льготы для проезда на воздушном, водном и автомобильном транспорте. Сейчас этого нет. Что меня еще расстраивает, так это то, что живем мы в депрессивном регионе, безработица заставляет молодежь уезжать из округа, края.

 Зорикто Олзоев.



21.02.2017 Admin 0

ТОП пользователей



AdminbazrinchagprБаторАВИРИНЧИНОВАBatarmankeydanzan79245050511Fyyf89144522006HalmerБратybrjkfb