Главная » 2024 » Апрель » 23 » Миллион на блюдечке с голубой каемочкой

Миллион на блюдечке с голубой каемочкой

23.04.2024 в 11:14 просмотров: 125 комментариев: 0 Образование

Прочитала комментарии на свои впечатления от работы на севере Хабаровского края и решилась написать окончание эпопеи про «бюджетного миллионера». Тот период в моей жизни остался позади, и сейчас я могу уже писать про другие страницы моей жизни, не менее интересные, однако, дальневосточная история заслуживает финальной точки, чтобы у читателей сложилась полная картина моих приключений.

Возвращаясь сквозь годы к той поре, когда я была еще в Охотске, сразу отмечу, что миллион, полагавшийся мне по контракту (отработанный с чистой совестью), не ждал меня на блюдечке с голубой каёмочкой. Путь к нему был долог, извилист и не был усеян розами, но шипы от них имели место быть. Но об этом по порядку.
На дворе 2018 год, весна на краю России только-только начала заявлять о себе, а на носу выборы Президента РФ. В общем, ничего нового, но в этой стабильности и кроется фишка – на краюшке страны жили так же, как и в остальной части государства за некоторыми мелкими исключениями. 
11 марта крепостная «тиче» Цып-Цып Бомбажатовна (если кто забыл, меня зовут Цыцык Бадмажаповна). Узнала об орфографических огрехах учеников из их дневников и переписки на дистанционном обучении (была и ещё одна разновидность производного от моего имени Цып-Цып Баклажановна, как узнала позже. Я нисколько на них не обижалась, хотя поначалу было и неприятно) должна была получить вольную, а с нею и 50 окладов. В сумме по моим же подсчетам должно было составлять немногим чуть меньше одного миллиона рублей. 
Система работы в Охотской школе была выстроена ещё до меня, однако за годы моей трудовой деятельности в ней отношения с моей «горячо любимой» администрацией перетерпели крутые изменения. Меня администрация за глаза называла «Золотой ордой», думаю, не надо здесь ничего пояснять. Даже люди далёкие от истории поймут, почему. Само собой, это было моим подпольным прозвищем, коим они меня именовали в своих частных беседах. Но мне это даже импонировало, так как свидетельствовало о моём проявлении характера и воли, да и мои предки когда-то так же, как и я, держали в напряжении и страхе княжество – администрацию.
Под конец моего контракта, за несколько месяцев до него, появилась в школе новенькая коллега - этакая мадам бальзаковского возраста, очень интересная, успевшая охватить расцвет СССР и сумевшая где-то, когда-то сдать какой-то международный экзамен, чем она очень гордилась. С её появлением в школе завертелась целая череда оказий.
Дети стали мне наперебой рассказывать, как она интересно ведет уроки – а вот у неё, а вот у неё вот так! Грешным делом уже начала думать о том, чтобы поучиться у нее методике преподавания, нюансам педагогической деятельности, так как самой приелась немного собственная методическая работа по аттестации (конечно, она приносила мне немалый доход, но …). Контакты с ней не сложились и даже пару раз у нас с ней случились столкновения на почве личной и профессиональной неприязни. 
Но гром грянул  неожиданно, меня вызвали к директору, в кабинете которой уже чинно восседала вся «горячо любимая мною братия» - собственно администрация, учителя-стажисты и моя новая коллега. Оказалось, что она мелким убористым почерком не поленилась исписать лист бумаги формата А4 и оформить в виде жалобы на меня! В своей прокламации она прямым текстом указала, что я ей, дескать, завидую её опыту, методике и вообще всему. Это было бы смешно, если б не было так грустно.
Я призадумалась, а в чём я собственно ей завидую? Её опыту и мафусаиловым годам? Так это не повод, наоборот, это она должна была завидовать мне – я моложе её лет на 10-15. Это раз! У меня уже тогда была высшая категория (у меня даже грамота от Министерства образования РФ имелась, чего уж, похвастаюсь немного) против отсутствия у неё категории как таковой. Но это формальность, пускай и влияющая на «вес» заработной платы. Но, как говорится, все карты в руки моей доносительницы – дерзай, сдавай, получай категорию. Никто ж не мешает и не препятствует! Однако, оригинально она меня решила поддеть! Чему же я могла ещё позавидовать ей? Вопрос явно риторический. Жизнь её помотала. Её трудовая книжка была испещрена записями от Камчатки до Калининграда, против моих – от Агинского и до Новоорловского. Завидовать тут нечему. Но что тут началось! На меня начали «катить бочку» абсолютно все и даже завуч «началки», с которой я ни разу не разговаривала за три предыдущих года. 
Человек я боевой, и жизнь в Новоорловске научила постоять за себя всеми правдами и неправдами, и я не осталась в долгу. Мигом заткнула всех, а народу было человек десять, и я одна против них. Лишь одна завуч по воспитательной работе заступилась за меня. Ситуация была критической – крики, ругань, взаимные оскорбления. И тут… тут «Золотая Орда» пала, я разрыдалась! Честно, рыдала потом два последующих года длинными ночами и вечерами каждый раз, когда вспоминала эту ситуацию. Обидно было то, что ведь я была им почти родная - три года как-никак отработала у них, а тут новенькая и мутит воду, подбивая коллектив ополчиться против меня. Да, я приезжая, причём приехала за длинным рублём, но я этого не скрывала, а они местные. Не я придумала программу по накопительному капиталу для привлечения педагогических кадров. Не мы такие, жизнь такая.
Через месяц с лишним я получила свой капитал - «бюджетный» миллион, выстраданный, надо признаться. Огромной ценой он мне достался – с потерей моральных и физических сил. Люди должны знать, почём фунт соли и как зарабатываются деньги на северах.
После меня было проще (как мне признались позже другие ласточки за «бюджетным» миллионом), хотя одной пришлось даже в прокуратуру написать заявление.
На такой вот не совсем мажорной ноте истёк мой контракт. Свои кровные я получила и … решила остаться там, чтобы там же без меня же они не заскучали. Два следующих года я им устраивала такую веселую жизнь, что когда я улетела (не обещав вернуться), они долго меня вспоминали, в том числе, и с содроганием – империя (Орда же империя) на то и империя – всегда наносит ответный удар, и мои слёзы были отмщены сполна. А моя кляузница, доносительница и завистница иже с ней благополучно уволилась спустя полгода.
Миллион не ждёт нас, спокойно полёживая на блюдечке с голубой каёмочкой. Это я зарубила себе на носу, зарубите и вы уважаемые читатели! Счастья вам и успехов!

Ц.Бадмаева, 
г.Новосибирск.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Copyright © 2022 Агинская правда. Design created by ATHEMES