Главная » 2015 » Апрель » 8 » На фронте было и такое

На фронте было и такое

08.04.2015 в 21:17 просмотров: 1054 комментариев: 0 Власть и общество

Агинчанин Дашицырен Жамбалов командовал расчетом зенитного крупнокалиберного пулемета. Плотным заградительным огнем прикрывали от налетов немецкой авиации полевой аэродром 20-го авиационного истребительного полка первой воздушной армии и другие расчеты. Иногда вражеским самолетам удавалось прорваться для обстрела и бомбежки взлетной полосы. 

 


 

Зенитчики сбили истребитель-бомбардировщик. В роту 1553-го аэрополка для вручения боевых наград приехали представители из штаба дивизии. Когда они стали заполнять удостоверения на орден и медали, то между зенитчиками возник спор. Послушали офицеры из штаба, а затем сели в легковой автомобиль и уехали, так и не вручив награды. Дашицырен был удостоен медали «За отвагу», но уже за сбитый второй самолет.
Во время отражения очередного налета Жамбалова ранило. После лечения его назначают старшиной роты. Теперь он в основном был занят хозяйственными делами. Однажды случилось такое: Дашицырена чуть не отдали под трибунал. На вещевом складе он получил для солдат обмундирование. Когда начали раздавать, то не хватило несколько комплектов. Дело до трибунала не дошло: учли, что Жамбалов – член ВКП «б», до этого честно и исправно выполнял свои служебные обязанности и имеет ранения.


Ивана Никитовича Качана призвали в Красную Армию из Агинского и отправили на фронт в декабре 1942 года. В 91-й Сталинской отдельной стрелковой бригаде сибиряков 56-й гвардейской стрелковой дивизии шестого корпуса 3-й Ударной армии был наводчиком 82-мм миномета.
24 февраля 1943 года минометчики, следуя за передовыми подразделениями, остановились около деревни Чернушки и минутой молчания почтили память рядового Александра Матросова, закрывшего своим телом амбразуру.
В марте 1943 года Калининский фронт вел упорные бои по ликвидации Ржевского выступа. Минометная рота оказалась в окружении, выходили группами. Бойцы расчета, где был Качан, решили выйти к своим налегке. В болотную воду опустили опорную плиту, двуногу-лафет и ствол, с собой взяли прицельное устройство. До своих оставались считанные метры, когда они невдалеке услышали выстрелы. Остановили пробегающего мимо солдата. Тот сказал: кто выходит из окружения без оружия, расстреливают на месте. Ничего не оставалось делать, как бежать назад. Нашли то место, где утопили миномет. Весь расчет – семь минометчиков - наградили медалями «За отвагу».


В Сталинграде на позиции стрелкового батальона двигались немецкие танки. К отражению атаки приготовились и артиллеристы батареи 86-го отдельного противотанкового дивизиона. Здесь один расчет, где командиром был старшина Аюр Цыренов, полностью состоял из земляков из Агинского Бурятского округа. Среди немецких бронированных машин выделялась одна – другой конструкции, с длинным стволом пушки. Аюр Цыренов, видя некоторую растерянность наводчика, занял его место у прицела. После второго выстрела танк вспыхнул, и его объяло густым пламенем. Аюру Цыренову вручили орден Красной Звезды, а остальным шести бойцам – медали «За боевые заслуги». Сказали, что они подбили «Тигр». Артиллеристы были горды, хотя вид грозной машины вначале несколько напугал их.


Агинский учитель Иван Лаврентьевич Размахнин на фронте был командиром взвода 333-го стрелкового полка 117-й гвардейской стрелковой дивизии 13-й армии 1-го Украинского фронта. Вернулся домой с орденом Красной Звезды и медалями. Но ему на всю жизнь запомнился совсем не боевой эпизод.
Случилось это на переправе через реку 117-й гвардейской стрелковой дивизии. Саперы только что навели понтонный мост, и поэтому на берегу скопилось много автомашин с орудиями на прицепе. Все стремились побыстрее достичь противоположного берега, ведь в любую минуту могла налететь вражеская авиация.
На берегу командовал военный в плащ-палатке. Он как регулировщик, указывал кому и в каком порядке въезжать на мост.
Подъехал «виллис» с полковником. Прибывший начальник после короткой перепалки дал оплеуху тому, кто был в плащ-палатке. Тот скинул накидку, и на солнце блеснули генеральские погоны. Старший по званию огрел младшего палкой по спине. Досталось и зазевавшемуся Размахнину.


Шел август 1944 года. Тысячи и тысячи советских солдат двигались по польским дорогам. Трудно было представить, что в этом гигантском потоке людей и техники могли встретиться друг с другом земляки – два учителя из Агинского. Иван Лаврентьевич Размахнин повстречался с лейтенантом 20-й мотострелковой бригады Василием Семеновичем Никоновым. Поговорили только несколько минут, ведь в таком людском потоке можно было и затеряться. Иван Лаврентьевич Размахнин больше с Василием Семеновичем не встречался и даже в мирное время ничего не знал о его дальнейшей судьбе. 


С ортуйцем Батомунко Лодоновичем Лодоновым – кавалером орденов Славы II и III степеней, Красной Звезды, медалей «За отвагу» (1942 г.), «За оборону Сталинграда», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», ветераном 321-й Сибирской стрелковой дивизии, ставшей 82-й гвардейской Запорожской Краснознаменной ордена Богдана Хмельницкого, случилось следующее.
В 1954 году Агинский военный комиссариат получил из Главного управления кадров Министерства обороны СССР орден Славы II степени и орденскую книжку на имя Лодонова. Батомунко Лодоновича вызвали из Ортуя в Агинское. В военкомате сказали, что в 1945 году он был награжден орденом. Вышла заминка: оказалось, что у фронтовика был орден Славы II степени. Он сказал: «Зачем мне второй одной степени, не положено». Награду отправили назад, в Москву.
Ему, наводчику артиллерийского орудия, за самоотверженные и решительные действия в боях с гитлеровскими захватчиками первую награду вручили в конце 1943 года - ровно через месяц как Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 ноября 1943 года был учрежден этот боевой орден трех степеней.
При освобождении Одессы (апрель 1944 г.) Батомунко Лодонов удостоился ордена Славы II степени. В составе 82-й гвардейской дивизии 62-й армии он дошел до Берлина, где был представлен к награждению орденом Славы I степени, который не был вручен. Видел Лодонов даже рапорт, но не увидел ордена. Где-то ошиблись, прислав в Агинское орден II степени. А ведь он мог стать полным кавалером ордена Славы.


Дмитрия Ивановича Гаврилова из Дульдурги за уничтоженные танки противника в составе орудийного расчета, где он был командиром, наградили тремя орденами Отечественной войны, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».
Как-то рядом с пушкой разорвался снаряд. Придя в себя, он увидел, что у орудия остался один. Дмитрий на какое-то мгновение опередил гитлеровских танкистов и двумя выстрелами из «сорокопятки» подбил третью бронированную машину. Но в это время на краю пшеничного поля появились немецкие пехотинцы. Ничего не оставалось делать, как спрятаться от них в густую пшеницу. С другого конца поля немцев дружно атаковали подоспевшие бойцы стрелковой роты.
Дмитрий Иванович быстро возвратился к орудию, зарядил его и стал оказывать первую медицинскую помощь раненым. Подбежал незнакомый майор, окажись он раньше у пушки, чем Гаврилов, то могли быть неприятности для командира расчета: оставлять боевое место артиллеристам запрещалось при любых обстоятельствах, кроме приказа командования об отходе на новые позиции.
За этот бой Дмитрия Ивановича Гаврилова - за уничтоженные два танка в группе расчета и одного лично - наградили орденом Отечественной войны II степени. В послевоенное время бывший фронтовик работал в Дульдургинском районном отделе милиции и здесь заслужил медали «За безупречную службу» трех степеней. В 1985 году был награжден юбилейным орденом Отечественной войны I степени.

 


 

Б.НЕСТЕРЕНКО, 
п.Агинское

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2021 Агинская правда. Design created by ATHEMES