Навстречу вокальному конкурсу им.Л.Л.Линховоина

Удивительная история


Это было в 1965-66 годах. Я учился в 5-6 классе Цокто-Хангильской средней школы. Нам объявили, что в конце уроков будет организована встреча с народным артистом СССР Лхасараном Лодоновичем Линховоиным. Когда он зашел к нам в класс, места стало не хватать и показался наш кабинет не очень-то большим. 


Он был высокого исполинского роста и нам, детям, показался огромным человеком. С первых же минут встречи его бархатный голос нас заворажил, и мы слушали его, не моргая. Он нам рассказывал свою историю на родном бурятском языке. Эта встреча произошла давным-давно, и многое стерто из моей памяти. Но расскажу вам то, что помню. 
Лхасаран Лодонович начал рассказывать о своей поездке в Индию в составе советской делегации оперных певцов, и как он там встретился с бурятом, выходцем из Аги. 
«После успешного концерта в столице Дели вдруг к делегации подошли строго одетые люди в черном, и попросили руководителя делегации встретиться с Линховоиным. Удостоверившись, что я по национальности бурят, они пригласили меня на встречу со своим хозяином - боссом. Руководитель делегации сразу же поинтересовался, знаком ли с тем человеком, который меня приглашает. Получив от меня ответ, что я понятия не имею, он успокоился. После долгих уговоров этими незнакомыми людьми руководителя делегации, он наконец разрешил и дал время полтора часа. Если я не приеду в положенное время в гостиницу, то он сообщит об этом в Москву. С этим делом в советское время было очень строго. 
Эти таинственные люди посадили меня в машину и повезли на окраину города Дели. Ехали не так долго и вдруг остановились возле большого трехэтажного особняка. При приближении машины, ворота ограды и гаража открылись автоматически, и они заехали прямо в дом». 
Для нас, детей, тогда было удивительно, что машина заехала в дом. После встречи мы бурно обсудили с ребятами и пришли к выводу, что такого не может быть. 
Лхасаран Лодонович продолжал: «Мы зашли в большую гостиную, и сопровождавшие люди показали мне присесть на диван. Через некоторое время вышел хозяин дома в дорогом атласном халате, и мы поприветствовали друг друга. По виду он был настоящим степняком и суровым бурятом. Он рассказал через переводчика с индийского о том, что его родители из агинских степей. Перед революцией отец с матерью, еще молодыми, выехали в Тибет, чтобы получить благословение от буддийских монахов, чтобы у них наконец появились долгожданные дети. А оттуда по каким-то причинам судьба закинула в Индию, и они обосновались в Дели. 
Этот богатый таинственный незнакомец вдруг попросил меня спеть на бурятском. После 
каждой песни он плакал, вспоминая своих родителей, отца, поющего протяжные и непонятные песни, натруженные руки и добрые глаза своей матери. Он вспоминал по их рассказам далекую их Родину, где он ни разу не был и, наверняка, ее не увидит. 
Незаметно пришло время моего отъезда. Хозяин особняка поблагодарил меня и попросил занести в Агинский дацан бурханы (гуу - божки, которые носили на груди как амулеты), принадлежавшие его родителям. Перед уходом в мир иной они своего сына настоятельно просили сделать это. К сожалению, он не мог выполнить их просьбу». 
Линховоин сразу же по приезду в Агинское выполнил просьбу своего таинственного земляка и передал их в Агинский дацан. В конце встречи он спел своим неповторимым басом несколько бурятских песен, в том числе «Үншэн сагаан ботогон». Эти песни он пел в далекой стране своему индийскому земляку - буряту. Когда он пел в нашем маленьком классе, как показалось мне, все вокруг дрожало. 
После этой удивительной встречи мы, мальчишки, как могли, подражали этому могучему голосу Линховоина, но никак не могли извлечь его знаменитый бас.

 

Б.Чимитдоржин, 
п.Агинское.



10.10.2017 Admin 0