Первым делом, первым делом самолеты...

Небо, самолеты – мечта многих мальчишек. Будучи детьми, многие из нас часто задирали голову вверх, глядя на проплывающий в небе самолет и приговаривая: «Самолет, самолет, ты возьми меня в полет…». Мечта, к сожалению, для многих неосуществимая по разным причинам. Но не все так плохо – не можешь управлять, так построй! Так решила для себя наша землячка Дулма Батомункуева, которая трудится на улан-удэнском авиазаводе.  

- Дулма, расскажите о себе, своих увлечениях?                           
- Я родом из села Ушарбай Могойтуйского района, выпускница Ушарбайской школы. Учусь в ВСГТУ на кафедре самолето- и вертолетостроения, параллельно с учебой работаю на улан-удэнском авиационном заводе техником-конструктором на полставки в отделе главного конструктора, так что, в первую очередь, я конструктор, а не техник. Увлекаюсь изучением иностранных языков, учусь на вечернем отделении на переводчика английского языка. Люблю путешествовать. Посчастливилось побывать в Таиланде, Камбодже, Южной Корее. Если в Таиланд и Камбоджу я целенаправленно ехала отдохнуть и набраться впечатлений, то в  Южную Корею я ездила работать, проработала там два месяца.  За эти два месяца я отлично попрактиковала свой английский, увидела много интересного, нового, познакомилась со многими людьми, ну и, конечно, заработала деньги, чтобы оплатить свое второе высшее образование. О Южной Корее много говорят и пишут, что там обманывают трудовых мигрантов. Можно сказать, что мне повезло, так как я получила свои деньги, а вот другую женщину, которая ездила со мной, обманули. Когда я приехала в родное село, все удивлялись, как я туда поехала, да еще и одна. 


 - Как Вы оказались на авиастроительном заводе?
- Самолето- и вертолетостроение - это очень узкая специальность, но очень привлекательная. Когда я поступала в университет, я подписала контракт с авиазаводом о том, что по его окончанию, я могу работать на заводе, что у меня не будет проблем с поиском работы. Если мне не понравится здесь работать, то я вправе уехать в другие города по своей специальности, например, в Иркутск, где на местном авиазаводе производят самолеты. 
Но все-таки меня больше привлекают наши вертолеты Ми-171 и его модификации. Если углубиться в историю нашего завода, то она очень интересная. Что только на нашем заводе не делали! Во время Великой Отечественной войны ремонтировали авиатехнику, потом производили истребители, самолеты-разведчики, пассажирские самолеты, самые известные штурмовики Су-25, ну и, конечно, семейство Ми-8 - наши самые извест-ные вертолеты, которые покупают по всей России и за рубежом, а сейчас производят Ми-171 и его модификации.

- В чем заключается Ваша работа?
- Конструкторы занимаются проектированием моделей, рисуют чертежи фюзеляжей, различных деталей и так далее, а, так как модель вертолета Ми-8 достаточно известна и его собирают уже долгое время, придумывать там уже нечего, все и так уже придумано и сделано. Нам остается сопровождать эти машины, потому что человеческий фактор непредсказуем. Например, у конструктора на чертеже предусмотрена определенная сборка. Есть технолог. Он описывает технологию этой сборки. Описание должно быть подробным, вплоть до указания диаметра сверла под базовые отверстия и так далее, чтобы любой рабочий смог понять, как и что делать. Но вдруг рабочий совершает ошибку, или же чертеж не сов-падает с технологией или что-то не получается, тогда рабочий звонит конструктору либо технологу и начинается разбор, кто виноват и как исправить ошибку. Это называется сопровождение машины, чем мы и занимаемся.
- Как давно Вы ознакомились с работой авиазавода?
- Впервые мы здесь побывали на первом курсе, тогда наш преподаватель водил нас по цехам и показывал, что и как делается, нам  это было в новинку.  После второго курса у нас ежегодно летом начиналась практика в разных отделах и цехах, но больше всего запомнилась производственная практика после третьего курса, когда мы работали в ЗАСе (завод агрегатной сборки).  Я работала клепальщиком в группе хвостовой балки, работа ручная, физическая, сложная - весь день на ногах, но очень интересная. На мой взгляд, мне повезло, что попался хороший наставник, который подробно все объяснял и показывал, оказывал всемерную поддержку нам, молодым. После четвертого курса проходила практику в отделе оснастки и приспособлений, сейчас работаю в отделе главного конструктора. Всех моих однокурсников раскидали по разным конструкторским бюро, я попала в конструкторское бюро сопровождения проектных работ, где мы занимаемся бумажной работой. Мы относимся к оборонной промышленности, поэтому более подробно я рассказать не могу, так как это категорически запрещено.
- Как проходит рабочий день?
- Утром иду на пары, после учебы еду на завод с 13.00 до 17.15 часов. Пропуска электронные, опаздывать нельзя даже на минуту. Все это строго отслеживается и наказывается. Если опоздаешь несколько раз - сразу лишают премий, зарплаты, а иногда и увольняют.
- Возникают сложности в учебе?
- На мой взгляд, учиться у нас в разы сложнее, чем в гуманитарном вузе. Отсев очень большой, у нас в группе сейчас осталось восемь человек из 28.
- Планы на будущее? Какое сейчас положение в отрасли?
- Пока что одна цель - закончить учебу, остался еще один год, после чего контракт – все как и было прописано, а по поводу моего взгляда на происходящее в отрасли мне кажется, что я еще не «доросла» до такого, чтобы четко и ясно оценивать всю ситуацию. Кризис повлиял на все и на всех, в том числе, и на авиастроение. В прошлом году были масштабные сокращения. Также понизилась зарплата, у некоторых отделов даже часы работы сократили. Можно сказать, нам повезло, что нас приняли на работу от кафедры, а так, я даже не знаю, приняли бы нас, будь мы обычными людьми без нужного образования. Но сейчас ситуация понемногу меняется. Завод себе поставил определенные задачи, которые должны воплотиться до 2020 года. Многие люди сомневались, что завод выстоит, но он продолжает работать.
Знаете, сейчас, когда работаю с документами, кажется, что это «не мое», все-таки, производственная практика произвела на меня большое впечатление. «Ручная» работа нравилась больше. Я не сидела целыми днями где-то в кабинете, а могла бегать, сверлить, клепать, что гораздо интереснее, чем пролистывать документы. Даже не знаю почему, может из-за того, что я просто выросла в деревне.
- Спасибо за беседу.

Зорикто Олзоев.



23.01.2017 Admin 0