Главная » 2013 » Сентябрь » 24 » В честь великого гэгээна

В честь великого гэгээна

24.09.2013 в 10:04 просмотров: 1335 комментариев: 0 Власть и общество

    Долгиин гэгээн, он же Галсан Сультим, среди родственников просто Еши-Нима, в своей предыдущей инкарнации был тибетским ламой, и не просто ламой, а одним из образованнейших лам Тибета, высоким гуру с множеством учеников. Об этом стало известно, когда его в младенчестве нашли тибетские ламы. В Агинской степи появляется еще один признанный гэгээн.
 Если с детства его звали Еши-Нима, то с передачей ему образованными ламами различных обетов появилось духовное имя Галсан Сультим. Почему Долгиин гэгээн? Потому что семью его родителей в народе называли Долгиинтан.
 Долгиин гэгээн с юного возраста начал постигать духовную грамоту. Первым его учителем был Рыгзын лама. Способности лам того времени были велики. Рыгзын лама на тонком уровне видел в своем ученике огромный багаж духовных заслуг. Это был не просто ученик, а ученик, который во многих вопросах философии был осведомлен лучше своих сверстников. Потому и собрал Рыгзын лама средства для дальнейшего обучения своего ученика и сделал немало усилий, чтобы отправить его в Тибет. А там его ждали. О нем уже были наслышаны от тибетских лам  его бывшие, уже стареющие ученики, которые нашли его по описаниям, написанным тем же Долгиин гэгээном в предыдущем воплощении. Учеба в Тибете продлится более десяти лет.
 Получив образование в тибетском монастыре Лавран, Долгиин гэгээн возвращается уже зрелым человеком и назначается шэрээтуем одного из дуганов Агинского дацана. Его с уважением называли «Гэгээн-багша». Позже назначается шэрээтуем Гунэйского дацана, но в тот период вокруг уже витал дух грядущего атеизма и начинались гонения на лам и священников.
 В дореволюционный период наши предки неплохо разбирались в буддийской философии. Во-первых, в монастырях было много лам и, обладая знаниями, они вели просветительскую работу, издавая буддийские книги на старомонгольском языке для населения. Во-вторых, ламы, не выдержавшие обетов гелонга, обретали семьи, а значит, становились мирскими людьми. Они-то и проводили основную работу для духовного просвещения населения. Ведь большинство из них были настоящими ламами, знали «физику» жизни, быта, знали тайные мантры. Все это способствовало тому, что буряты не имели сирот, не было замков на дверях, почти не было воров, алкоголиков или бомжей. Именно в такой благоприятный период рождались высокие ламы, гэгээны и римпоче. Они могли выбирать место и время для своего следующего рождения, а рождались там, где развита духовность. Долгиин гэгээн, в прошлом  тибетский ученый лама, выбрал бурятскую семью для своего рождения. К сожалению, мы не имеем достоверных сведений о том, кем он был в Тибете, какое носил имя в предыдущем рождении и т.д. Сохранились лишь несколько устных преданий.
 Однажды Долгиин гэгээн отправился верхом на коне для проведения какого-то обряда на вершину горы Будалан. Следом за ним отправился ищущий его мирянин, однако на горе, кроме одинокого верблюда, никого не оказалось. Спустившись, он поведал, что на вершине никого нет, кроме верблюда, но знающий лама ответил, что Долгиин гэгээн многое может, и верблюд – это он и был. Этот случай из уст в уста дошел и до нас.
 Когда его назначили шэрээтуем Гунэйского дацана, старые ламы встретили его с недоверием. В кулуарах дацана стали поговаривать, что совсем еще «зеленый» шэрээтэ замучает всех своей неопытностью. Однако на первом же молебне все были поражены, что молоденький шэрээтэ все молебны знает наизусть.
 В 1929 году Долгиин гэгээн принял участие в съезде буддистов, организованном Агваном Доржиевым в г.Москва. Он руководил делегацией буддистов БМАССР. На съезде был избран председателем мандатной комиссии.  
 Как и подобает настоящему ламе, Долгиин гэгээн не поддавался гневу, не испытывал обиды. В годы репрессий своим «тонким глазом» увидел, что к нему направляется группа людей в военной форме. Он уже знал, что его арестуют, но сварил для них бараньи ребра и накрыл стол. Гости приняли угощение, затем посадили в «воронок». С громким лязгом закрылась за ним массивная дверь «воронка», но, прибыв к месту, конвоиры с удивлением обнаружили, что «воронок» пуст. Поговаривают, что Долгиин гэгээн в тот момент уже готовился к переходу через границу. Его знания были настолько глубоки, что он умел дематериализоваться в пространстве и, при острой необходимости, мог оказаться где угодно и когда угодно. В то время в агинских степях редко, но были ламы, обладающие сверхъестественными способностями. Когда гэгээн с друзьями приблизился к границе, их почти настигли преследователи. Тогда Долгиин гэгээн остановился, оглянулся назад и поднял вверх свою плеть. Преследователи, будто ослепшие, перестали их видеть и побрели совсем в другую сторону. Такая шла молва о нем. Это была легендарная личность.
 В 2009 году, в честь Долгиин гэ-гээна, на его малой родине, в селе Чиндалей, в местности Толито, построен буддийский субурган.
 Нынче, 28 сентября в 11.00 часов состоится молебен с участием лам Агинского дацана и подношением 1000 лампад субургану. Оргкомитет приглашает верующих принять участие.

Подготовил С.БУДАЖАПОВ.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2020 Агинская правда. Design created by ATHEMES