Резные узоры Согчен дугана

В 1811 году агинские оуряты восьми хоринских родов пригласили таишу Галсана Мархаева для определения места строительства Агинского дацана. По буддийским канонам дацан должен быть с северной стороны, защищен возвышенностъю, с южной стороны, желательно, чтобы был водоем. Такое подходящее место нашлось, и во время ночевки на этом месте тайше приснился сон: он услышал звуки молебна, смех хувараков и лай собак. И остановил свой выбор именно на местности Булактуй. Для строительства дацана оыли приглашены русские каменщики и плотники, построившие до этого Согчен - дуган в Анинском дацане, так как в это время появилась тенденция строительства каменных дацанов. В 1811 году началось строительство дацана. Был он построен через пять лет, впоследствии много раз перестраивался и сейчас именуется Деважин дуганом. Дацан отличается от других буддийских монастырей своей нестандартной архитектурой.

 

С середины XIX века буддизм в Российской империи набирает обороты. В 1858 г. Агинской степной думой избирается тайша Тугулдур Тобоев из рода хуасай. В том же году в Агинском дацане избирается на пост шэрээтэ сын Тугулдура Тобоева - Галсан–Жимба Тугулдуров. В результате этого влиятельного родственного союза в 1861 году открывается школа цанид (философский факультет). С открытием факультета в Агинском дацане обучение философии становится обязательным для всех лам. Агинский дацан гордится своими выдающими учеными, философами, в числе которых следует назвать Лобсан–Осора Сэрэнэй, Найдан–дооромбо, Золтын–лхарамба, Содном–Жамсо Жигжидэй, Данзан–Жамсо Цыбикова, Галсан Хэйдуб и других.
При шэрээтэ Тугулдурове, в начале 1860 годов, была учреждена монастырская книгопечатня, которая со временем стала признанным центром издательской деятельности Забайкалья. За время ее существования была издана практически вся необходимая для изучения и обучения в монастырях каноническая учебная литература по богословским дисциплинам: философии, логике, астрономии, астрологии, тантризму и медицине, а также обрядовая литература, используемая во время проведения хуралов и ритуалов.
Благодаря печатной деятельности, слава о просвещенных ламах и об их трудах, о высоком уровне монастырских школ распространилась по всему буддийскому миру Центральной Азии, и Агинский дацан приобретает определенное влияние в среде других дацанов. Печатные книги – ксилографы, изданные в типографии дацана и признанные специалистами лучшими по качеству печати, четкости и красоте, составляют гордость многих библиотек мира по востоковедению.


Строительство Согчен-дугана


Комплекс «Агинский дацан» расширялся, и встал вопрос о строительстве нового здания Согчен-дугана. В июле 1875 года был созван сход прихожан. На сходе было озвучено, что дацан будет построен на первоначальные денежные средства дацана в размере 7938 рублей. Сход обосновал, что новый Согчен-дуган необходим, так как старый дацан имел малую площадь и приходил в ветхость. Также верующие добровольно подписались на пожертвования на сумму еще 8062 рубля, сразу после разрешительных документов на постройку дацана. Сходом было составлено письмо архитектору из Иркутска, который должен был в кратчайшие сроки предоставить план и эскиз будущего храма.
Строители, не дожидаясь разрешения властей, начали заготовку материалов на постройку дацана. В мае 1877 года было отправлено ходатайство на разрешение стройки военному губернатору Забайкальской области. Бумажная волокита продолжалась месяцами и даже годами. Это можно объяснить простым нежеланием властей укрепления позиций буддизма Забайкалья.    
Но, в конце концов, пройдя все перипетии, настоятель дацана получил добро от губернатора на строительство Согчен-дугана. Само строительство началось в 1879 году и продолжалось шесть лет.
В 1884 году, по свидетельствованию современников, строительство было в самом разгаре. 
В Агинском дацане было настоящее столпотворение. Из мрамора и кирпича выстроен обширный дацан и приготовлено 70 колонн, на коих предложено утвердить верхние ярусы. Предполагалась, что дацан будет иметь три этажа, причем два первых этажа будут из камня в периметре 12 и 14 сажен. 
К концу 1885 года строительство близилось к завершению. На декор храма было привлечено еще дополнительно 2000 рублей. Предстояло изготовить и установить на кровле буддийские символы: пять позолоченных ганжиров, 80 «очиров», восемь «угулза» (голов дракона), которыми должна оканчиваться кровля по четырем углам крыши на двух этажах и два огромных вычеканенных намчжу-вандана с молитвой «ом мани падме хум». Кроме этого, нужно было установить на кровле второго этажа буддийское колесо и фигуры двух ланей (боди-гуроhэн).
Периметр дугана представлял площадь 30 на 25 метров и 80 сантиметров.  Общая высота составляла более 20 метров. Второй этаж подпирался 30 колоннами, в пять рядов по шесть штук, столько же колонн было на втором этаже.
В архитектуре дугана был применен принцип нарастания архитектурного декора по вертикали. Парадный южный фасад примыкался портиком, над которым возвышался  пристрой, служащий входом на второй и третий этажи. Большое крыльцо было из белого мрамора, портик опирался на каменные колонны из кирпича с обожженной глазурью, внизу колонн были барельефы устрашающих львов - защитников веры. 
Перед дуганом была вымощена площадка из камня, где проводились философские диспуты лам и шло представление «Мистерии Цам». Ламами был посажен сос-
новый бор. Новый Согчен-дуган своим великолепием и величиной утверждал возросшую силу буддизма.
При VII шэрээтэ ламе, Лубсан–Доржи Данжинове (Ензон–багша) из рода шарайд, избранным в 1876 году, открываются новые школы. Вместе со своим родным младшим братом Ринчин-Самбу Данжиновым он открывает в 1884 году факультет тибетской медицины (манба). Ринчин-Самбу лама составил новые рецептурные справочники с целью заменить тибетское лекарственное сырье растительного происхождения аналогичными ингредиентами из забайкальской флоры, создав доступность тибетской медицины для всех слоев населения.  
В 1880 г. был открыт факультет Тантры, в 1906 году – факультет Калачакры и Дуйнхор дацан. Габжа лама Лубсан Бальжир лама из рода сагаангууд написал в 1908 г. универсальный астрологический трактат «Онцар Шелжи Мелон» – «Прекрасное хрустальное зерцало». Этот трактат используется современными ламами Монголии и России для астрологических вычислений – зурхай.
Рубеж XIX–XX веков - это наивысший расцвет Агинского дацана. В это время воздвигается величественная статуя Майдари. Общий образовательный уровень Агинского дацана не уступает ведущим монастырям Тибета и Монголии. Получило развитие бурятское зодчество и каноническая архитектура. Буддизм стал важным фактором формирования нравственности, народных традиций и обычаев у бурят.


Возродился из пепла


После октябрьской революции советская власть начала гонения на религию. С 1933 года, когда дацан практически перестал быть действующим, и до 1938 года здание храма пустовало. В это время были вывезены, распроданы с торгов большая часть внутреннего убранства и культовых предметов. Многие культовые предметы и священные тома Ганжура были просто растащены, сожжены и разбросаны вокруг дацана. Деревянное сумэ Майдари разобрали и увезли в поселок Могойтуй для строительства здания СПТУ. Были разобраны и заселены многие дома, где раньше жили ламы и хувараки.
Оставшиеся предметы культа и религиозного искусства из Агинского дацана были отправлены в музеи Москвы и Ленинграда. По дореволюционной описи в Согчен-дугане было 14523 культовых предмета на общую сумму 29800 царских рублей.
В 1938 году здание было передано детскому дому, затем комплекс был занят воинской частью, по данным старожилов, в дацане стояла дивизия генерала Романенко, участника   битвы под Халгин-голом. После войны, в 1947 году, здание было занято противотуберкулезным диспансером и использовалось до 1983 года. В 1983 году помещение приспособили под наркологический диспансер.
В 1990 году,  по просьбе верующих, здание было передано Агинскому дацану. С этого момента начинается новый отсчет времени для Согчен-дугана. В конце девяностых и в двухтысячные годы в храме велась активная реставрация. Дуган приобрел свой былой статус, но 27 мая 2014 года подвергся опустошительному пожару. За три последних года проведена колоссальная работа по восстановлению храма, и буквально на днях, 11 августа, состоится освящение обновленного Согчен-дугана. Буддийский храм вновь засияет своими узорами, белоснежными колоннами и позолотой буддийских символов.


Майдари возвращается в свой дворец


Гигантская статуя Майдари в Агинском дацане высотой в 80 локтей (старая мера длины, примерно 14-15 метров) была приобретена в 1889 году. Инициатором приобретения и строительства одноименного храма был настоятель дацана Д-Ж.Данжинов, известный среди бурятской интеллигенции как переводчик и автор многих произведений, мыслитель, в свое время активно боровшийся за чистоту религии, искоренение невежества. Свои надежды на просвещение и очищения общества Данжинов связывал с религией и, в частности, с культом Майдари, рассматривая его как важное средство борьбы за сохранение чистоты буддийских традиций.
Летом 1889 года Д-Ж.Данжинов представил Пандидо Хамбо-ламе отношение о том, что «прихожане Агинского дацана сделали заявление ему, шэрэтую, о том, что почетный тайша Сандан Зодбоев с товарищами, купив от Жанчиба Башалиева металлическое изображение бурхана Майдари с двумя его учениками, пожертвовал его в собственность дацана». Но, по свидетельству ученого А.М.Позднеева, «приобретение бурхана и постройка сумэ, все это заранее было продумано ламами, почетный тайша Зодбоев был только главным сборщиком денег для покрытия расходов, а Жанчиб Башалиев был нанят ламами для перевозки статуи из Долойнора (Китай) в Агинский дацан». 
Здание сумэ построили бурятские мастера еще до приобретения Майдари. Когда же была привезена статуя Майдари (частями), то выяснилось, что скульптура не помещается по высоте, и пришлось опустить уровень пола примерно на метр.  
Интересную информацию нам удалось найти в дневниковых записях бурятского ученого Б.Барадина, где он пишет, что голову Майдари выполнил бурятский мастер из Агинского дацана Дулзул Боролдоев, поэтому божественный лик Майдари с бурятским чертами. Статуя собиралась из семи отдельных частей (голова, грудь, две руки, нижняя часть туловища, две ноги). Когда изображение божества собиралось в целое, то полые части статуи заполнялись лекарственными растениями, 108 томами Ганжура, маленькими скульптурами Будды и многим другим. В собранном виде статуя по величине и симметричности была одним из монументальных, образцовых произведений культурного зодчества этнической Бурятии.
Как и все культовые сооружения буддизма, в годы революционных бурь были уничтожены и частично вывезены в музеи. 15 сентября 1935 года, на основании Постановления Президиума АИКа от первого сентября 1935 года, была произведена распродажа домов, находящихся на территории монастырского комплекса: здание Майдари было оценено в пять тыс. рублей.  Один из старейших жителей села Амитхаша Осоронов Нуралха, 1927 года рождения, рассказывал, что он помнит, со слов жительницы села Амитхаша Балдановой Хончин, что из Ленинграда в 1939 году приехала некто Григорьева, владеющая тибетским языком. Она находилась в Агинском дацане все лето и занималась сортировкой и упаковкой в деревянные ящики фрагментов статуи Майдари и отправляла их в Ленинградский музей. К моменту ее приезда статуя Майдари была уже варварски разобрана – видимо, искали драгоценности, находящиеся во внутреннем содержании статуи.
Сумэ Майдари было разобрано и перевезено в поселок Могойтуй в 1943 году, где после сборки на новом месте, в нем было размещено СПТУ. Что касается статуи Майдари, то она была перевезена в 1940 году в Ленинград, что видно из докладной директора Музея истории и религии за отчетный год. В данном документе сообщается, что фонды Музея  пополнились материалами экспедиции АН СССР в Бурят-Монголию (около 200 ящиков) различных предметов культа, среди них - уникальная статуя Будды Майдари размером около 14,5 метров.
В 1990 году в разобранном некомплектном виде фрагменты статуи Майдари были возвращены Музеем истории и религии буддийской общине Агинского дацана.
В 2007-2008 гг. на средства, выделенные Администрацией Агинского Бурятского автономного округа, сумэ Майдари было возведено  вновь  на старом месте компанией «Дархан-сервис» (гендиректор А.Дагбаев). В 2015 году завершились реставрационные работы по восстановлению скульптуры Майдари бурхана. Была завершена установка всех основных деталей, полностью завершена закладка внутреннего заполнения «Шун». Следующим этапом стало покрытие статуи сусальным золотом с матовым эффектом. Одновременно в Улан-Удэ мастерами ООО «Лотос» велись работы по покрытию короны, колеса Дхармы и иных украшений сусальным золотом с эффектом сияния. Работы велись иконописно-реставрационной мастерской Олега Шулепы.

Сергей Доржиев.
Фото автора и из архива Агинского дацана.



10.08.2017 Admin 0