Главная » 2023 » Декабрь » 7 » Дневник солдата

Дневник солдата

07.12.2023 в 10:54 просмотров: 491 комментариев: 0 Власть и общество

Кто такие герои? Герои - обычные люди, живущие среди нас, возраст не важен и не важно, мужчина это или женщина, но при  случае опасности они, не задумываясь о собственной жизни, бросаются на помощь, жертвуя своей жизнью, ради спасения других. Часто о них не знают, но они есть, и память о них будет жить, пока будут живы те, кого они спасли…

Посвящается А.Д-Б, ты всегда будешь в нашей памяти...

- Я хотел бы стать птицей, чтобы увидеть всю красоту родной Земли…
- Чего я боюсь? Единственное, чего я боюсь, потерять свою маму. Мама - это самое дорогое в моей жизни, нет, не так, мама дороже моей жизни…
…Просыпаюсь от того, что мой кот по имени Уголек громко кричит, царапает мне руку, нет, он дерет ее. Вскакиваю, слышу грохот взрыва, потом еще и еще совсем рядом, хватаю автомат, выскакиваю на улицу и вижу горящий ангар, там мои братья-сослуживцы, с которыми за последнее время мы прошли и огонь, и воду, их надо вытащить. Бегу, свист – чувствую, что пуля вошла в спину, но боли нет, я ее не замечаю, понимаю, что ранен, потом вытащим. Подбегаю, пинком выламываю дверь, все окутано дымом, они спят, некоторые сонные горят. Начинаю тушить, будить, вытаскиваю одного, другого, подбегают остальные, вокруг свистят пули, пусть, главное, спасти парней. Гремит взрыв, поток воздуха сбивает с ног, падаю на друга, которого только что вытащил. Боль, очень сильная, понимаю, что это конец, закрываю глаза и вижу родные горы, окунаюсь в студеный аршан, вижу маму, подающую мне теплое от солнца и ее рук полотенце, сестру, что улыбается мне, я слышу свой смех. Медленно открываю глаза и понимаю, что смеюсь наяву - смех через боль, я спас их, я спокоен, Мам, прости…
Меня зовут Даши-Булад, мама зовет меня своей радостью и солнышком, папа – ахайшкой, для братьев - верный друг и защитник, друзья - Була. Решил начать писать дневник, ну, как дневник, заметки о жизни, буднях военных, родных, мечтах и о том, как я встречу свою жену и мать своих детей. Письма домой идут очень долго, а время здесь идет когда как: либо дни пролетают как мгновения, либо часы тянутся как дни, да и всего домой не напишешь, поэтому буду писать здесь, потом маме отдам, будет читать…
 

День 1, месяц Н, год Н.

Война. Я никогда не думал, что она меня коснется, ну, как говорится, не зарекайся. В школе всем классом мы участвовали в акции перед 9 мая, помогали ветеранам. Убирались в ограде, кололи дрова и складывали поленницу. Всегда делали это с удовольствием, понимали, что мы отдаем долг жизни, потому что благодаря им мы живем, особенно интересны были рассказы ветеранов о прошлом, как воевали, как защищали Родину, как спасали товарищей в боях и, как вернувшись домой, встречали свою суженую или приходили домой к женам и детям и продолжали жить дружно все вместе. Если это был труженик тыла, то нам рассказывали о том, как они трудились днем и ночью на заводах или в полях на уборке урожая, как женщины вязали долгими зимними вечерами варежки и носки для бойцов, было очень интересно и немного страшно, нам тогда они казались очень смелыми, сильными, мы хотели быть хоть немного похожими на них, это легендарные люди. Сейчас, когда прошло много лет, я понимаю, что это такое и, наверное, в старости буду также рассказывать школьникам, как я воевал. 
Ну, да ладно. Что еще?  Сегодня первый день как мы здесь, вроде ничего страшного нет, осмотрелись, обустроились в землянке, проверили территорию, пока тишина. Погода вроде для меня нормальная, я к такой привык, днем жара, ночью прохладно, хотя солдат должен терпеть все. Чтобы скрасить время, рассказывали друг другу разные истории. Игорь из города Н., рассказал, как играя в спасателей, залез на дерево у бабушки на даче за кошкой и не рассчитал, что дерево сухое, в результате – кошка цела, а он - со сломанной ногой до конца лета сидел дома.
Я рассказал о том, как мне понравилась девочка и просил маму купить ей (девочке) подарок, сам не мог, откуда знал, что нравится девочкам, это было в классе втором или третьем, мама у меня замечательная – не отказала, купила, люблю ее.
Так все, пора спать, никто не знает, сколько продлится тишина, поэтому лучше отдохнуть, сон для солдата лучше всего. Пока.

День пятый, месяц Н, год Н

Не писал четыре дня, да особо нечего было писать, я же говорил про время, часы тянутся как дни, целыми днями тренируемся на стрельбище, отрабатываем рукопашку, кстати, я десантник. 
Что еще? Погода для меня отличная, в землянке тепло, с едой тоже все хорошо, только по дому скучаю, по маме (люблю ее), по папе (замечательный папа), по шебутным братьям и очень красивой сестренке. Как только все закончится, приеду домой, перецелую всех, потом поеду по родным и близким, а потом, если это будет лето, буду помогать отцу на сенокосе, м-м-м, обожаю запах свежескошенной травы, а еще ночь - палатка на поляне, горит костер, а мы с папой сидим и разговариваем. Надо написать маме, чтобы отправила со следующим письмом мне фотографии моей семьи. Все, я спать, сон важен для человека. Пока.
 

День 20-й, месяц Н, год Н.

Не писал, прошло две недели, времени нет совсем, на следующий день после последней записи целый день была стрельба, не могли вылезти из окопов, сидели как мыши под канонадой артиллерии, били и наши, и враги. Боевое крещение прошел, не оглох, кажется, уже привык, что постоянно где-то стрельба, как приеду домой, буду отвыкать. Когда сидели в окопе, каждый думал о своем, каждый солдат здесь думает о семье, любимой девушке или о жене и детях, мало ли. Завтра нас отправляют на задание, в ближайший месяц даже ручку не возьму, кроме автомата. Вернусь живой, буду писать дальше.
 

День 50-й, месяц Н, год Н.
 

Вернулся живой, не целый правда, получил ранение, но это ерунда, вытащили пулю, зашили рану, уже заживает, а это самое главное сейчас. Месяц, а я думал, что прошел год. Нам передали, что в определенном квадрате сосредоточены силы противника, приказ – уничтожить. Приказ есть приказ, мы пошли, местность открытая, сделать все надо было скрытно. Передвигались в основном по ночам, неделя ушла, потом бой, пули свистят, в минуты отдыха травили анекдоты, а оттеснив противника вглубь квадрата и заняв его позиции, рассказывали, как учились в школе, как себя вели, как готовились к праздникам и на какие спортивные секции ходили. Я рассказывал, что у меня был очень строгий учитель физкультуры, мы уважали его, я ходил на легкую атлетику, баскетбол и волейбол. Приеду, надо сходить к нему, проведать и поблагодарить за терпение и уважение к спорту. По поводу праздников, мы больше бегали по школе, а не готовились, а заглянуть в кабинет, где идет подготовка у других классов, а может, и идейку увести, такое было у всех. Пока развлекали друг друга разговорами, успокоились, пытались спать, сменяя друг друга, кто-то проверял магазины, кто-то изучал дырку в обшивке броника, пуля, черкнув, ушла, кто просто сидел, в такие минуты лучше никого не трогать. 
…Ночь, дует сильный ветер, после короткого затишья опять пошли в атаку, когда бежали, были капли на лице, кажется, пытался идти дождь, но мы его не замечали. Выбили из оставшихся укрытий противника и уничтожили его. Какое у меня было чувство? Облегчения, мы выполнили задание, теперь обратно, вытаскивать раненых и лечить раны, оплакивать погибших и хоть немного поспать, помыться, нормально поесть, а еще надо написать мамочке и родным, как сильно я их люблю и очень скучаю и попросить, чтобы прислали фотографии, хочу друзьям показать. Все, пока.
 

День 52-й, месяц Н, год Н.

Не писал два дня, хотя обещал, мылся, стирался, отсыпался, наконец-то поели горячую пищу, как приеду домой, объемся бууз, мама и бабушка готовят их мммм, скорее бы домой. Вчера, прибыв на базу, перенесли раненых парней в наш полевой госпиталь, двое, к сожалению, скончались, остальные живы. Скоро пойдут на поправку, если мы оболтусы (как сказал наш Андреевич – хирург) каждые пять минут лезть к ним не будем с разговорами и желанием помочь (мы только мешаем), если так продолжаться будет, Андреевич охрану выставит, чтобы десантура не лезла к своим. А мы что? Мы же помочь хотим, цели у нас благородные. Те, кто погиб, завтра отправятся домой, мы с ними уже простились, жалко парней, но мы отомстим и будем правы. Я - патриот, и защищать интересы страны для меня - честь. Что еще? Написал сегодня мамочке и родным, скорее бы пришел ответ, теперь буду ждать писем. 
Как быстро пролетело время, казалось, только приехали, а уже полтора месяца здесь. Сидели возле палатки с Алдаром, он тувинец, почему написал это не знаю, может быть, чтобы мама знала, ладно. И так сидели мы возле палатки, разговаривали по поводу кепки и панамки, что лучше, особенно, в жару.
- Була – говорит Алдар, - вот мы в школе носили панамки и кепки, как ты считаешь, что лучше?
- По мне – отвечаю я, - лучше всего кепка, удобно, можно хоть кому носить.
- В смысле кому? Младенцу тоже, что ли, а, Була? Представь младенца в кепке, неее, козырек мешать будет, - парирует Алдар, на что я отвечаю:
- Я же не имел ввиду младенцев, ну, ребятишек лет пяти, а до пяти, конечно, лучше панамка или шапочка.
- Ты откуда про шапочки знаешь? – спрашивает Алдар.
- Забыл? У меня же племянница маленькая есть, и братья, и мальчишки-племянники, - отвечаю я.
- Ну, да, - говорит Алдар, - а можно и нам панамки носить, представь себя в панамке.
- Ага, панамка и броник, жуть – отвечаю я, - уж лучше, если жара, то кепка или косынка, что ты ржешь, Алдар?
- Представил тебя, уй, уй, уй, ха-ха-ха, ой живот заболит сейчас, - отвечает Алдар.
- Все, хватит ржать, а то я тебя тоже представлю – отвечаю я, - все, пойдем спать, что дальше будет, неизвестно. 
Мы разошлись, я пошел писать свой дневник, а Алдар спать. Мне тоже пора. Пока)) Мамочка, люблю тебя, очень-очень, я же твоя лялечка. (я буду рад, когда ты это прочитаешь, улыбнешься и еще раз убедишься, как сильно я тебя люблю).

День 60-й, месяц Н, год Н.

Снова долго не писал, той ночью была стрельба, мы повыскакивали с автоматами, хорошо, что я не раздеваюсь, сплю в форме, так проще если-что, вот и пригодилось, оказалось, что эти перепутали базы и пришли к нам (вот оборзели), ну, мы их и встретили, положили человек 20, остальные убежали, но недалеко, артиллерия их догнала, у наших потерь не было, так, пару дырочек. Андреевич ворчал и шил, без анестезии, пока был болевой шок, ассистент медбрат уговаривал потерпеть. Данила с Николаем, шипели на него, чтобы отстал … (пропущу крепкие словечки, если все написать, то там будут одни знаки препинания), потом мы прошли, убрали этих, я не могу назвать их по-настоящему, нельзя), собрали оружие, трофеи. Долго пытались понять, просто так зашли – перепутали или намеренно разведка шла, склонились ко второму варианту, но может, и первый. Решили, что группа пойдет, проверит, потом решим, что делать будем, а пока их не было, укреплялись, делали дополнительную оборону, проводили свои тренировки. Группа пришла через пару дней, оказалось второе, укреплялись не зря. Вечером опять были «гости», опять «угостили» свинцом из автоматов и «сувенирами» артиллерии, а с утра еще вертолетчики добавили, раздолбали этих в хлам, к счастью, раненых не было, хороший день. Все, я спать. Пока.

День 62-й, месяц Н, год Н.

Готовимся к командировке, отсыпаемся, проверяем и готовим оружие, собираем еду и медикаменты, идти долго, задача сложная. Мы вернемся, я обязательно вернусь, дневник оставлю здесь, идем без опознавательных знаков, как эти, цель - уничтожить врага на его территории, захват и пленение командира этих. Все, я ушел. Пока.

День 70-й, месяц Н, год Н.

Я вернулся, живой, в этот раз целый, обошлось без ранений, шучу: пуля царапнула руку, даже перевязка не потребовалась. Пришли все, но как бы я не хотел промолчать, придется рассказать. Командир наш Денис Викторович в ходе перестрелки, когда мы уже утащили пленного командира этих, ранен был, пытался нас отправить и бросить его ради нашего спасения. Он хотел подорвать себя, чтобы прикрыть нам отход, но он не учел, что мы не бросаем своих, я согласился, пока тот отвернулся, схватил его и вытащил из под обстрела, тот ворчал, но вскоре сдался. Утих свист пуль, мы отползли на расстояние и быстро оказали ему помощь, ранение в грудь и ноги, боялись, что не успеем донести, вертушка прилетела быстро, жить наш командир будет, ходить тоже, как потом оказалось, лицо тоже пострадало, осколки прилетели от взрыва, но это когда только все начиналось. Шрамы у него останутся, но это не страшно, шрамы мужчину украшают, главное, живой. Я как будто слышу наш разговор, слышу, как свистнула пуля, и слышу мычание:
- Ммм, попали, гады, - проворчал командир.
- Куда? – так же спросил я.
- Кажется, пробили вот сюда, - повернувшись ко мне, показывает на грудь, - но вроде пока жив и смогу прикрыть ваш отход.
- Нам надо двигаться дальше, - отвечаю я, - я вас понесу, двигаться сможете?
- Нет, малой, ты меня не понял, вы уходите, задание выполнено, вам этого надо доставить на базу, я вас прикрою, иначе все погибнем. Уходи. Это приказ, солдат, - грозно ответил командир
- Так, - говорю я, подползая к нему, - парни уже отошли на расстояние, вы можете меня потом наказать, но я вас не брошу, давайте обхватите меня рукой, я вас вытащу.
- Ты погибнешь из-за меня, - ответил командир, - я ноша, нога еще пробита, кажется, я лучше подпущу их к себе и побольше уничтожу.
- Все, хватит болтать, - говорю я, обхватывая его рукой и подтаскивая, попутно пытаюсь остановить кровь, - вы будете жить, еще на моей свадьбе погуляем. 
Как только все поутихло, я встал, потащил его, чтобы Денис Викторович не терял сознание, развлекал разговорами, нес всякую чушь, только сейчас это понял, но тогда это было не так важно, что говорить, главное, чтобы не спал.
Я понял, когда отказался выполнить приказ командира оставить его, что, если бы я это сделал, он погиб бы, прикрывая нас, ценой своей жизни спас бы наши. Спасти своих любой ценой, даже ценой своей жизни - героизм, он для меня герой, он не думал тогда о себе, своих детях, не думал о своей жене, он думал о нас, как спасти наши жизни и выполнить задание. Здесь проявляются лучшие и худшие черты людей, там, в мирной жизни люди - притворщики по большей части, здесь этого нет, здесь ты настоящий, такой, какой есть. Опасность везде, мы ходим по краю, здесь без надежных друзей можно пропасть, по факту мы здесь все за одного и один за всех.

День 72-й, месяц Н, год Н.

Как обычно рутина, привык уже к постоянной стрельбе, непонятной погоде, вчера, например, шел дождь со снегом, а сегодня утром стоит жара. Подвязался с друзьями в периоды затишья помогать нашим докторам, Андреевич поворчал, но согласился. Ну, не могу я без работы, дома постоянно что-нибудь делал или в мастерской с отцом, или с мамой по дому работы очень много, кто, кроме меня и отца, поможет. Женщин надо беречь, мужчины сильные, природой так заложено. Мужчина должен заботиться о женщине, сын о матери, жене и детях, это обычай, передающийся из поколения в поколение. Это закон. 
Сегодня наконец-то пришли письма из дома и фотографии, мама отправила два послания, в одном было письмо, а в другом фотографии. Как я соскучился по родным, скорее бы домой!
Вот мамино письмо:
«Дорогой сыночек, солнышко мое. Как ты там? Как ты себя чувствуешь? Я очень беспокоюсь о тебе каждый день, но я знаю, что ты сильный и мужественный солдат. Я горжусь тобой. 
Дома все хорошо, мы все вместе поддерживаем друг друга и очень ждем твоего возвращения. Я хочу, чтобы ты знал, что мы все очень скучаем по тебе. Твои братья и сестра постоянно спрашивают о тебе и молятся за твою безопасность. Мы все мечтаем о дне, когда ты вернешься домой, и мы будем вместе снова. Помни, что ты не один, тебя поддерживает вся семья и все родственники, все молятся за тебя. Мы верим в тебя и знаем, что ты сделаешь все возможное, чтобы защитить нашу страну и вернуться к нам целым и невредимым. Я хочу, чтобы ты оставался сильным и оптимистичным. Верю, что ты справишься со всеми трудностями, с которыми сталкиваешься. Скоро наступит день, когда все закончится и ты сможешь вернуться домой. Мы будем ждать тебя с открытыми объятиями и готовыми рассказать тебе о всех моментах, которые ты пропустил. Мы будем вместе и сможем начать новую главу нашей жизни. Скажи своим товарищам, что мы благодарны им, что вы вместе и что мы надеемся видеть их у себя дома как дорогих гостей, скажи им, что мы молимся за них. Береги себя и будь осторожен.
Возвращайся к нам поскорее. Мы очень тебя любим и скучаем.
Береги себя, мой дорогой сыночек, моя радость. 
Твоя мама, братики и сестричка».
Второй конверт был полон фотографий: мама с папой на фоне цветущей черемухи, мама и папа с братьями и сестрой дома сидят все в повалку на диване, фото одноклассников, мама на кухне, в руке любимая кружка, ощущение, что я рядом, и много других фото, конверт такой пухлый. Надо сегодня написать ответ.
«Моя мамочка!!! 
Я в порядке, жив здоров.  Я не понимаю, почему вы волнуетесь, мама. Здесь все хорошо, за все время пока я здесь, все спокойно, очень редко слышны звуки, похожие на удары грома, скорее всего, так и есть. На задания мы не ходим, тренируемся, у нас очень хорошие командиры. Все время в тренировках, тяжело в учении нам говорят, но в бой нас не отправляют. Все хорошо, мама. Я скучаю по вам, мама, по папе, братьям и сестричке. Скорее бы вернуться домой, вдохнуть всей грудью запах дома, прижать вас, мама, к своей груди и чувствовать успокаивающее тепло, услышать голос папы, поноситься по дому с сестрой, а с братьями сходить на рыбалку, а потом пойти к родным горам, где шумит родной лес, бегают бурундуки - попрошайки вдоль лесной тропы и высятся величественные скалы. Как приеду, все это будет. Не волнуйтесь за меня, мама. Люблю вас очень сильно. Даши-Булад».
Такое будет письмо, я не хочу расстраивать семью, особенно маму. Люблю ее. Пусть ничего не знает, что со мной происходит, меньше волноваться будет, если напишу, что ранен был, сердце заболит, если что случится с ней, не смогу себе простить, поэтому потом прочитает. Приеду, вручу дневник, пусть читает, а я рядом буду, лучше за руку держать буду. Останется как память.
Пойду к нашему хирургу Андреевичу, все его так зовут здесь, хотя по настоящему его зовут Виктор Андреевич, это высокий, чуть сгорбленный мужчина лет пятидесяти с желто-рыжими волосами, а глаза у него непонятно какого цвета, все зависит от настроения, постоянно ворчит и кажется очень хмурым, неулыбчивым человеком, хотя на самом деле мировой мужик и отличный врач, если бы не его мастерство, нас бы половину уже здесь не было, и помощники у него такие же, хотя там, где мы сейчас, по-другому нельзя. Время уже ночь, что будет дальше, я не знаю, поэтому спать. Пока. 

День 75-й, месяц Н, год Н.

Что мы делали? У нас была глобальная уборка, наводили порядки, тренировка, стрельбы. В плане этих, как обычно, группы уходят, приходят, мы ждем приказа. Скоро тоже пойдем, а пока я лежу и мечтаю. О чем может мечтать молодой мужчина? О семье. Как все закончится, приеду домой, встречу свою судьбу, я верю, что она предопределена.  Сейчас у меня нет девушки, я так решил, что пока я здесь, что ее у меня не будет, не хочу, чтобы она волновалась за меня, потом, как приеду, встречу, сразу пойму, что она - та самая, будет свадьба, каждая девушка хочет свадьбы (даже та, которая говорит, что это ей не нужно), будет много гостей, все родные, одноклассники и друзья – боевые товарищи, мы будем самой красивой парой. Дети… Хочу большую семью, хочу пять дочек и одного сыночка. Сын - продолжение рода, дочери – мое счастье, я уже писал, что самое ценное и дорогое в жизни мужчины –это мама, жена и дочери, я буду заботиться о них всех, беречь, любить. Я так считаю, это мое мнение. Чем я буду заниматься, когда вернусь домой? Начну с малого, буду ремонтировать машины - открою автосервис, вначале один, потом второй, сеть будет. Интересно, сохранился ли мой шкафчик, который я сделал перед самым отъездом? Наверное, да, мама, скорее всего, уже поставила его у себя в кабинете и хвастается подругам, какой у нее замечательный сын. Вчера ночью почему-то никому не спалось: рассказывали истории, я поведал одну из своих (их у меня много), как папа уехал на работу, а мы с мамой решили, что нужно разобрать старую баню.Сказано - сделано, нам хватило дня, чтобы ее разобрать, еще неделю, чтобы распилить бревнышки на дрова. Когда папа приехал с работы и решил истопить баню, мы ничего не сказали, ждали реакции, она случилась, папа не нашел баню, только фундамент, долго смеялся, и говорил о том, что вначале нужно было построить новую, а уже потом разбирать старую. Через две недели новая баня уже была. Парни тоже ржали, представляя, как мы это делали. Кстати, у меня появился кот, точнее, котенок маленький, черненький, Алдар где-то нашел, я назвал его Уголек, мы с ним везде вместе теперь, домой увезу. Все, я спать. Пока.

День 80-й, месяц Н, год Н.

Мы собираемся в командировку, пришел приказ, я не знаю, когда напишу, дневник оставлю здесь, как обычно. Кот остается здесь, хотя он против, но его кошачье величество никто не слушает. Обиделся, на меня не смотрит, ничего, потерпит. Куда я с ним. Единственное, что возьму с собой - фотографию мамочки, от нее теплом веет. Все, я пошел. Пока.

День 100-й, месяц Н, год Н.

Вернулся, живой, не целый, но живой.  Почти месяц нас не было. Спать хочу, что мы пережили, как мне это описать?  Я пойду, проведаю товарищей в нашем полевом госпитале, пока не увезли, вспомню друзей, которые остались там, потом мыться, кушать и спать. Все, напишу потом.

День 105-й, месяц Н, год Н.

Я писал, что живой? Точно, писал, я и не помню, кажется, написал на автомате, в прямом смысле этого слова, дневник лежал на автомате, поэтому буквы корявые и ничего не понятно. Что же было? Наша группа ушла на задание, приказ - зачистить территорию в тылу врага. Вначале до места ехали в бронетранспортёрах, их было три. Мы только услышали грохот, волной взрыва качнуло броню, снаряд угодил прямиком в первый броник. Мы остановились, выскочили, залегли, хотел бежать, спасать товарищей, но меня остановили – броник разнесло, спасать было некого. Почти час мы лежали неподвижно – спрятаться негде, пули свистят. Потом поутихло, поднялись, осмотрелись, потеряли десять человек, весь экипаж брони и наших семеро. Очень хочется кричать, но сдерживаюсь, приказ есть, его нужно выполнить. Мы уходим, дальше сами, броники уезжают. Через пару километров начался опять обстрел, вначале отстреливались, потом залегли, ползем, ползем, начался дождь вначале мелкий, через время превратился в снег. Земля намокла, нашли овражек, лежим, головы не поднять, я не знаю, сколько времени пролежали, но наступил вечер, канонада утихла, снег тоже, встали, идем дальше. Нашли домик, немного согрелись, обсохли… 
Я не буду описывать всего, что было, не стоит, мы выжили, кроме тех парней, от ран погибли еще пятеро, с легкими ранами трое, когда все закончилось, вызвали вертушку, загрузили товарищей и все, мы здесь. Сейчас пойду в наш полевой госпиталь, мне перевяжут рану, меня ранило в руку, пуля навылет, я пойду к друзьям, и мы будем сидеть и вспоминать, какими были наши друзья. Все, пока.

День 110-й, месяц Н, год Н.

Снова долго не писал, у нас опять были гости, ночью, человек пять всего, проводили вежливо, пожелали доброй ночи, а утром вертушки прочесали квадрат, теперь все очень чисто. Жду письма из дома. Что-то не так, какая-то непонятная тревога, вроде все хорошо, может быть, это усталость? 

День Н, месяц Н, год Н.

… Просыпаюсь от того, что мой кот по имени Уголек громко кричит, царапает мне руку, нет, он дерет ее, вскакиваю, слышу грохот взрыва, потом еще и еще совсем рядом, хватаю автомат, выскакиваю на улицу и вижу горящий ангар: там мои братья-сослуживцы, с которыми за последние время мы прошли и огонь, и воду, их надо вытащить. Бегу, свист пули, чувствую, что пуля вошла в спину, но боли нет, я ее не замечаю, понимаю, что ранен, потом вытащим. Подбегаю, пинком выламываю дверь, все окутано дымом, они спят, некоторые сонные горят. Начинаю тушить, будить, вытаскиваю одного, другого, подбегают остальные, вокруг свистят пули и пусть, главное, спасти парней. Гремит взрыв, поток воздуха сбивает с ног, падаю на друга, которого только что вытащил. Боль, очень сильная, понимаю, что это конец, закрываю глаза и вижу родные горы, окунаюсь в студеный аршан, вижу маму, подающую мне теплое от солнца и ее рук полотенце, сестру, что улыбается мне, я слышу свой смех. Медленно открываю глаза и понимаю, что смеюсь наяву: смех через боль, я спас их, я спокоен, Мам, прости…
…Свет, боль, я родился, мама я живой…

К.М. ,

фото из интернета

Фотографии по теме
Комментарии 0
Copyright © 2022 Агинская правда. Design created by ATHEMES