Главная » 2022 » Август » 20 » Мать пятерых солдат Великой Отечественной войны

Мать пятерых солдат Великой Отечественной войны

20.08.2022 в 10:45 просмотров: 256 комментариев: 0 Власть и общество

Время безжалостно и неумолимо, оно уходит безвозвратно, а вместе с ним и наши близкие – бабушки, дедушки, родители... Уходят в беспамятство и многие факты из истории семей, теряется преемственность поколений. Хочу рассказать о своей бабушке Анне Федоровне Зыряновой (на снимке), в замужестве Татауровой – матери пятерых солдат Великой Отечественной войны.
Анна Федоровна родилась в селении Агинское в 1882 году в канун большого православного праздника – Рождества Богородицы  - в крестьянской семье Федора и Евдокии Зыряновых. Их усадьба располагалась напротив здания нынешней окружной Администрации, а переехали они сюда из села Тарега, что в Улетовском районе.

С малых лет Федор и Евдокия приучали свою Анну крестьянской работе несмотря на то, что она у них была единственной дочерью. Когда подросла, её отдали в Агинскую церковно-приходскую школу, которую закончила вместе с Полиной и Сергеем Зубовыми. Учитель Федор Васильевич Баранов рекомендовал её, как отличницу, на учебу в Читинскую учительскую семинарию.
Но тут воспротивилась её мать Евдокия Ивановна, сказав: «Читать, писать умеешь, а этого хватит для женщины, которая в первую очередь должна семью содержать, кормить, шить, стирать, за детьми и стариками ухаживать».
Повзрослев, Анна не чуралась любой работы, даже такой вроде бы неженской – как печь сложить. Шить она научилась рано, и уже в 14 лет родители ей купили зингеровскую швейную машину. Когда шло строительство Маньчжурской ветки КВЖД, она за оплату шила рукавицы и белье для строителей магистрали.
В это время в квартире её родителей жил со своей семьей прораб строительства железной дороги некто Николай Сергеевич Соломатин, семейная фотография которого датирована 1899 годом октября 17 дня. Она находится у моей мамы Надежды Гавриловны Зубовой (Татауровой). Он обеспечивал Анну стабильными заказами, а это немалое подспорье в крестьянском хозяйстве.
В 19 лет Анну выдали замуж за моего деда Гаврила Петровича Татаурова, у которого были три брата и четыре сестры.
Как младший сын он по православному обычаю и крестьянским законам должен был остаться в родительском доме и содержать их.
Молодой невестке, единственной дочери Зыряновых пришлось очень трудно, многое пришлось пережить. Но твердый характер, ровное и уважительное отношение ко всем членам семьи, трудолюбие, рассудительность, готовность помочь любому в трудную минуту стали той основой, на которой к её голосу и мнению стали прислушиваться и уважительно звать «Федоровна».
Со временем старшие братья Гаврилы Петровича «отделились», сестры вышли замуж, и жизнь немного стала полегче.
Но тут молодым родителям досталось пережить и горе: умер малолетний старший сын Алеша, а затем скончалась и дочь.
Горе горем, а жизнь шла своим чередом. Овдовевший брат Гаврилы Петровича Сергей с двумя малыми детьми вернулся в родительский дом, и Анна Федоровна как родных помогала растить их и поднимать на ноги.
Когда старшая дочь Сергея Пет-
ровича подросла, то научилась печь хлеб, стряпать, вести хозяйство. Затем они заселились в свой дом.
Спустя некоторое время у второго брата мужа - Герасима - умерла при родах жена, и остался четырехлетний сын Павел. Молодые жили тогда в доме отца после свадьбы. (Кстати, дом Герасима Петровича Татаурова сохранился до сих пор и находится по улице Ленина, 28).
К этому времени на попечительстве Анны Федоровны находились родители супруга: отец Петр Александрович – почетный житель селения, который служил писарем-переводчиком Агинской степной Думы. Он прекрасно знал русский язык, русскую и старо-монгольскую письменность. Переведенные им на русский язык прошения от бурят губернатору и на высочайшее имя часто получали удовлетворения.
Мать Александра Мироновна (дочь Наумова Мирона) была повивальной бабкой, и работы ей хватало. Роды принимать ей приходилось не только в селении Агинское, но и нередко к ней приезжали буряты из окрестных улусов – считалось, что у нее очень легкая рука.
Дома Александра Мироновна была почти как гостья: все семейные и домашние дела лежали на плечах невестки Анны Федоровны. Подрастали у молодых свои дети, забот хватало, но она еще успевала кому-нибудь сшить одежду, состегать одеяло, скатать войлок, сбить русскую печь и получить за это оплату.
Свекровь не могла нахвалиться снохой: «Анна опять деньги зарабатывала, обновку мне сшила и в церковь на свечку дала».
В 1916 году умер Петр Александрович, а в 1920 году скончалась Александра Мироновна.
Всего в семье Гаврилы Петровича и Анны Федоровны было пятеро сыновей: Иннокентий, Дмитрий, Петр, Николай, Георгий и три дочери: Полина, Надежда, Александра. И опять в доме как и раньше при Петре Александровиче жила семья в десять душ.
К концу 20-х годов жизнь потихоньку налаживалась: Гаврила Петрович – искусный шорник – по-прежнему шил новую и чинил старую упряжь, работы хватало, но сильно стала болеть спина, изуродованная в 1920 году шомполами табхаевцев.
В 1929 году старший сын Иннокентий был призван в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию и служил в кавалерии в городе Уссурийск. В это же время начали создаваться колхозы, и семья Татауровых вступила в артель «Агинка», которая затем после слияния с другой соседней артелью получила название  «33-х партизан» с центром в селе Агинское.
С момента организации артели Анна Федоровна была постоянным членом правления колхоза «Агинка» - 33-х партизан. Она организовала в нем огородную бригаду.
17 августа 1932 года по настоянию Анны Федоровны правлением было принято решение об открытии колхозных детских яслей. После учебы при больнице Анну Федоровну назначили заведующей. Под ясли определили дом высланного Иннокентия Зырянова (стоял на месте здания окружной Администрации). Поваром определили Марфу Гантимурову, нянечками Татьяну Васильевну Смирнову, Манефу Чернышеву, Веру Красноярову.
Продуктами ясли обеспечивал колхоз, а все остальное собрали жители села, они же отремонтировали и помещение.
Ясли были необычные: дневные, когда было мало работы, и круглосуточные - с выездом в поле во время уборки.
К 1940 году, когда скончался Гаврил Петрович, сын Иннокентий, дочери Полина, Надежда и Александра обзавелись своими семьями, а в родительском доме с Анной Федоровной остались  Дмит-
рий, Петр, Николай и Георгий.
В страшные 1937 и 1938 годы репрессий арестован как враг народа Леонид Сергеевич Зубов – муж дочери Надежды, прокурор Улан-Ононского аймака. Чуть раньше взяли его отца-свата Сергея Матвеевича. Надежда с годовалым сыном вынужденно переехала из Дульдурги домой в Агинское.
Следом случилась другая напасть: сын Петр, работавший прицепщиком на ночной пахоте, попал под плуг. Но, слава богу, благодаря помощи и заботам молодого хирурга Бато Эрдынеевича Эрдынеева - сына старого друга Гаврилы Петровича из Хойто-Аги, он поправился. 
К этой радости другая последовала: первого  февраля 1939 года освободили из под ареста зятя Леонида и его отца Сергея Матвеевича. Но сравнительно спокойная жизнь продолжалась недолго - до 22 июня 1941 года. 
После начала войны Иннокентий, Дмитрий, Петр были призваны из запаса. Иннокентий попал в кавдивизион в Монголию, а Дмитрий и Петр - на Западный фронт.
Дома остались Николай и Георгий, в то время ученики шестого класса Агинской семилетки. С января 1942 года Петр – участник обороны Москвы - сообщил матери, что был ранен, но уже поправляется и в подтверждении прислал из госпиталя небольшое фото (до конца войны он еще дважды побывал в госпиталях). 
В феврале из Агинской МТС с тяжелой травмой домой привезли Николая. При установке мотора на трактор девчонки-трактористки не выдержали тяжести, и мотор упал на Николая. Он выстоял, но надорвался и почти три месяца пролежал до полного выздоровления, а вскоре его призвали в Армию. 
Младший сын Георгий с весны 1942 года, после окончания кратких курсов, стал трактористом в колхозе им. 33-х партизан. 
В 1942 году пришла с Западного фронта первая черная весть: из боевого вылета не вернулся бомбардировщик, на котором летал стрелком-радистом Александр Павлович – муж младшей дочери. Он пропал без вести.
В 1944 году при заготовке дров у напарника сорвался топор и рассек Георгию ногу. Только подлечился, но позже при отработке кавалерийских упражнений повредил ножные сухожилия и мышцы. На молодом быстро заживало. Вскоре и он  был призван в Армию. 
Анна Федоровна осталась дома одна, держала огород, корову, сама косила и возила сено, а ведь ей было уже за 60 лет. Приходили письма: краткие успокаивающие от Петра, обстоятельные от Дмитрия. Невестка Валентина сообщала весточки от Иннокентия, чаще приходили фронтовые «треуголки»  от Николая и Георгия, которые служили в частях Забайкальского фронта и интересовались новостями села. Мать подробно отвечала на письма сыновей.
Анна Федоровна всегда была среди людей. Когда дети учились, она с момента организации семилетки и до 1942 года была председателем Комсода (комитета содействия школе). В годы войны мать пятерых солдат шила на своей машинке теплую одежду для фронта, вязала носки и перчатки, поддерживала своих подруг, матерей солдат, свата Сергея Матвеевича, которому пришли уже три похоронки.
9 мая 1945 года Победа! 
Анна Федоровна выступала на большом митинге по случаю Победы со слезами радости и горя. Радость от того, что её сыновья живы, но и в то же время горе – многих сыновей недосчитывались её односельчане.
Демобилизовывались солдаты старшего возраста, и первым с Запада вернулся Дмитрий – старшина батареи, участник штурма Кенигсберга. Он уже с утра взял топор и начал приводить дом в порядок. Позднее с армии вернулся Петр – старшина разведроты, быстрый, стройный в аккуратно подогнанной армейской форме.
После разгрома Японии домой вернулся Иннокентий, а Николай и Георгий остались пока служить, Георгию досталось еще и участие в Корейской войне.
Перефразируя слова известной песни, можно сказать:
«Повезло ей, повезло, ей повезло
Сыновья все созвратились в село...»
К этому времени только Иннокентий успел обзавестись семьей, а остальные сыновья у Анны Федоровны были холостые.
Первому послевоенную свадьбу сыграли Петру Гавриловичу и Любови Андреевне. Веселая была свадьба: не очень много вина и браги, но столько веселья. Два деда Леонтьев и Тирин на скрипках, зять Степан Андреевич на гитаре, Митяй да Георгий Татауровы на балалайках, а его жена Кланя выдавала одну частушку за другой.
После демобилизации обзавелись семьями Николай и Георгий.
В июле 1944 года Президиумом Верховного совета СССР учредил орден «Материнская Слава» I, II и III степеней для награждения матерей, родивших и воспитавших семь, восемь и девять детей.
Одной из первых в марте 1946 года орденом «Материнская слава» II степени в Агинском Бурят-Монгольском национальном округе была награждена Анна Федоровна Татаурова.
Она была глубоко верующим человеком. Иконы, которые ей благословили её родители и оставшиеся от Петра Александровича и Александры Мироновны, висели в красном углу, а рядом находился репродуктор. Бабушка несмотря на возраст всегда интересовалась новостями в стране.
Наша семья почти до 1948 года не имела своего дома, так как моего отца переводили с одного места на другое. Я (автор этих строк) подолгу жил у бабушки Анны, имея возможность многое узнать из её рассказов. Теперь с высоты сегодняшнего своего возраста могу оценить её человеческую чуткость, деликатность и тактичность, крестьянскую сметку и при этом твердый характер. 
Скончалась Анна Федоровна в 1964 году. Она тогда проживала  в семье своей дочери Надежды Гавриловны и Леонида Сергеевича. Провожал её в последний путь почти весь поселок. 

Б.ЗУБОВ, Ц.СОКТОЕВ. 
Фото из семейного архива.

 

Первый детсад-ясли в селе Агинское
В 1929 году в селе Агинское была организована коммуна «Красный пахарь», в которую объединились несколько крестьянских подворий.
В 1930 году в числе 25-ти тысячников рабочие Путиловского завода города Ленинграда направили Николая Новикова в селение Агинское для проведения коллективизации. 
Прибыв в с.Агинское, он организовал на основе коммуны «Красный пахарь» коллективное хозяйство села Агинское под названием колхоз «Агинка». В 1932 году в августе месяце было созвано заседание правленцев колхоза, на повестке дня стоял один вопрос: «Как убрать хлеб?» Из выступления председателя колхоза «Агинка» Николая Новикова: «Я объехал хлебные поля. Урожай, надо сказать, хороший, но не за горами страда. И вот тут проблема: сумеем ли мы убрать хлеб до снегов неизвестно. Все упирается в нехватке жнецов и укладчиков суслонов (перевязанные для сушки снопы). В колхозе всего одна лаборантка да несколько женщин могут вый-
ти с серпами. Для уборки полей необходимо, чтобы ежедневно весь световой день работали не менее двадцати жнецов. Вот и давайте думать, а ведь многие еще на сенокосе».
Из выступления члена правления Анны Федоровны Татауровой: «Рабочих рук никуда не хватает, даже колхозный  огород с трудом обеспечивается, а между тем женщины сидят дома из-за малых детей. До 14-16 женщин могли бы выйти в поле, жать они умеют не хуже других. Какой же выход? Я думаю, нам надо открыть детские ясли и освободить домохозяек. Сложно, конечно. Нужны помещение, столы, стулья, кровати, постельное белье, посуда, продукты. Для этого можно использовать дом Иннокентия Зырянова, ведь он пустует. Ну, а остальное придется собирать по домам, продукты, конечно, лягут на колхозный амбар». Предложение А.Ф.Татауровой правленцы одобрили единогласно. В правлении было принято решение назначить ее заведующей.
В обслуге детей участвовали заведующая Анна Татаурова, повар Марфа Гантимурова, нянечки Таня Смирнова, Вера Красноярова, Мария Черникова. Ясли функционировали до начала войны, до 1941 года. 17 женщин-домохозяек вышли на поля колхоза, получили возможность трудиться наравне со всеми и зарабатывать трудодни, а это - деньги в семьях.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Copyright © 2022 Агинская правда. Design created by ATHEMES