Главная » 2022 » Август » 6 » На Ленина из Ленино Повесть

На Ленина из Ленино Повесть

06.08.2022 в 10:52 просмотров: 535 комментариев: 0 Культура

Страницу ведет Зорикто ОЛЗОЕВ.


 Предисловие 
... Последними, к кому они зашли, были дед с бабкой. На кухне, возле накрытого скатертью стола сидела бабушка и уголком платка 
аккуратно вытирала слёзы. Николай Андреевич при виде своих пацанов совсем загрустил. Он долго обнимал внуков, нюхая и целуя их головы.

Продолжение, начало в предыдущих номерах

Ему искренне обрадовались учителя. Парень он был всё-таки толковый, не без способностей. Но блатная романтика уже овладела его душой.
Разобравшись с Генкиным табелем, в котором не всё было гладко, директор лично отвёл его в его новый класс на урок русской литературы.
- Здравствуйте, товарищи, — сказал он, входя в кабинет. — Садитесь, садитесь! Вот привёл вашего нового одноклассника. Зовут его Геннадий. Вчера переехал к нам с семьёй из Усть-Ордынского округа Иркутской области. Так, Геннадий, присаживайся на свободное место. 
- А вам, Нина Александровна, поручение – оградить новичка от общения с нашими «отличниками» и «активистами-общественниками», чтобы они на него плохо не влияли, — тихо шепнул он учителю русского языка и литературы. 
Она кивнула ему в ответ.
- Садись сюда, чернявый, — указывая на свободное место, сказал Генке наглый парнишка с расхристанным видом, сильно похожий на Кошу. Это был его младший брат Славка, такой же любитель мальчишеской вольницы с элементами противозаконности.
- Вячеслав! Быстро приведи свой внешний вид в порядок. Застегнись на все пуговицы, – скомандовала учительница. 
Славка стал нехотя и очень медленно поправлять на себе одежду.
Адаптация
День за днём братья привыкали к Агинскому, обзавелись новыми друзьями, с которыми отныне были не разлей вода. Постепенно яркие до этого образы дедушки, бабушки, отца, родственников, родной деревни стали меркнуть в их памяти, и им казалось, что живут они здесь давно, но всё же не забывали, кто они и откуда. 
Всё шло своим чередом. Мама работала, парни играли и нередко хулиганили. На квартиру к ним подселили работницу комбината бытового обслуживания по имени Галина, которая попала в Агинское по распределению. Зоя, с самого детства мечтавшая о сестре, быстро с ней сдружилась. Парни приняли её как родную. Жили дружно, не обращая внимания на мелкие неурядицы в быту. В гости часто заходили соседка Маруся и ещё одна новая подруга Зои – Людмила.
Зоя быстро стала здесь «своей» благодаря коммуникабельности и природной доброте. Она за считанные недели овладела местным, хоринским диалектом бурятского языка, отличающимся от её родного  иркутского. 
Летом ребята ходили всей ватагой рыбачить на реку Ага, пропадая там порой до темноты. Рыбалка стала настоящей страстью многих дворовых ребят, которые устраивали целые соревнования по улову. Генка, как мальчишка, наиболее подверженный состязательному духу, решил во что бы то ни стало обставить других рыбаков, с вечера уйдя без спроса на ночную рыбалку. Прихватив бидон и насвистывая нехитрую мелодию, пришёл на берег Агинки. 
- Как далеко я зашёл? – подумал Гена, — километра два, наверное, от дома, а то и больше!
Расположившись, он разводить костёр не стал, оставив на потом, закинул удочку. Клёв был неплохой. В основном попадались небольшие карасики, но Генку интересовали сомы с их белым и вкусным мясом без костей.
- Сомы рыбы ночные, надо обождать, а пока половлю мелочёвку, — размышлял рыболов, — гольянов и пескарей отдам коту тёти Маруси, остальное - на жарёху.
В сумерках уже практически не было видно поплавка, бидон наполовину заполнен. Но Гена продолжал рыбачить, ждать пробуждения сомов.
Зоя, припозднившись с работы, войдя в квартиру, застала Петю, читающего «Всадника без головы». Галя задерживалась в КБО . 
- А Гена где? — спросила она сына.
- Бегает где-то, наверное, — ответил Петя.
- Он разве не с тобой был? – снова спросила Зоя.
- Нет, он ушёл, ничего не сказав, — ответил Петька.
- Странно... За окном-то уже темно, — задумчиво произнесла Петина мама.
В это время отворилась входная дверь. Это пришла с работы Галина.
- Привет честно̀й компании! А Чернушка где? – весело спросила Галя. Чернушкой она называла Генку.
- Да вот, ждём его, шаромыгу, — ответила Зоя. Она начинала понемногу волноваться. Так прошло полчаса, в которые уместился лёгкий ужин.
Не дождавшись Гены, Зоя с Галиной начали собираться на его поиски.
- Петя! Сиди дома, — уходя, сказала она своему старшему.
Они пришли на центральную площадь, предполагая, что он «ошивается» здесь. Увидев Генкиного одноклассника Баира, Зоя спросила у него:
- Ты Гену не видел?
- Мы вместе играли, потом он что-то говорил про рыбалку, хвастался, что наловит сомов, — ответил Баир.
- Рыбалка?! Вечером?! – переспросила Зоя.
- Ну да! – невозмутимо ответил Баир.
- А ты что так поздно здесь делаешь? Родители, небось, уже ищут? – недоумённо спросила у него Зоя, — бегом домой!
- Я Балданку ищу. Убежал куда-то, мама сказала его отыскать и привести, — сказал Генин одноклассник.
Спешным шагом Зоя с Галей направились на реку. Было плохо видно из-за сумерек. 
Начались судорожные поиски мальчишки на левом берегу реки. 
- Генааа! Генааа, отзовись! — звала сына Зоя.
- Чернушкааа! Ты гдеее? – звала Галина своего любимчика.
Пройдя расстояние в два километра и не найдя Генку, они решили вброд перейти на другой берег. Здесь самообладание покинуло Зою, и она громко разрыдалась:
- Утонул, утонул! Не доглядела! – не сдерживая эмоций, запричитала Зоя.
Галина, обняв подругу, успокаивала:
- Зоя, обожди! Давай ещё раз пройдёмся? Я сейчас снова перей-
ду на другой берег, и снова прочешем берега. Всё, успокойся давай! 
Взяв себя в руки, Зоя осторожно побрела вдоль правой стороны Агинки. Галина параллельно шла по другой стороне реки.
Неожиданно Галя запнулась об что-то мягкое.
- Эти пьяницы везде, — пронеслось у неё в голове, — находят же время выпить. — раздражённо подумала она. Но необходимо было убедиться: действительно ли это праздный гуляка отдыхает от трудов праведных.
Чиркнув спичкой, она увидела тихо посапывающего Генку, который, свернувшись калачиком и подложив руки под голову, не подозревал о собственной пропаже.
В скором времени вторая мама ребят, Галина, вышла замуж за простого агинского парня и переехала в дом к своему избраннику. Через несколько лет она и вовсе уехала со своим мужем на свою родину, в Анапу.
«Апачи», огороды и звон монет
В 1966 году на экранах советских кинотеатров с успехом демонстрировался художественный фильм восточногерманской киностудии «DEFA» «Сыновья Большой Медведицы», который сильно повлиял на игры центровской детворы. Отныне малышня бегала с криками: «А-ля индейцы!», пугая мамаш с малолетними детьми и хозяек, развешивающих стираное бельё на улице и беспокоившихся, что «апачи» и «делавары» сорвут вещи, носясь туда-сюда.
Генкин брат в индейских игрищах участия не принимал, считая подобные забавы уделом малолеток. В это время Петя под влиянием Коши стал курить. Он всё больше времени проводил со своими друзьями: Володей Данилевским, Витькой Балдановым и Серёгой Чимитовым, изредка наблюдая за батальными сценами «хороших» индейцев с «плохими» коровьими мальчиками .
Сверстники Гены, напротив, увлеклись «инденианой» — делились на краснокожих и ковбоев. Чтобы соответствовать образу благородных, но угнетаемых индейцев, Генка с друзьями совершали набеги на подворья тех агинчан, которые занимались разведением кур. Они стремительно запрыгивали в ограды и, на ходу ощипывая пойманных несушек, также стремительно удалялись с добычей в виде перьев. К следующему дню на их головах красовались изумительные по красоте головные уборы из перьев, отчётливо являя миру и соседям вождей того или иного племени. Быть рядовым индейцем никто не желал.
Природный загар Гены пришёлся кстати. Теперь его никто не дразнил «негритёнком, чернявым, чернушкой». Смуглая кожа Гены стала благородным цветом настоящих сынов прерий. Некоторые из наиболее фанатично настроенных ребят, тихо завидуя Геше, стремились так же добротно загореть, как и Генка, подставляли свои лица палящему летнему солнцу.
В ходе бесконечных войн остро встал вопрос о вооружении для обеих сторон конфликта. Драться голыми руками, как пещерные люди, было неприемлемо. На помощь пришёл Гена, овладевший небольшими премудростями плотника под отцовским началом ещё там, в Ленино. Квартира иркутян превратилась в подобие мастерской и арсенала оружия. 
- Гена, сынок, хватит уже захламлять квартиру! – однажды не выдержала Зоя, всё же с интересом рассматривая самодельные луки со стрелами, деревянные «винчестеры » с такими же деревянными ножами и томагавками .
- Мам, это нам нужно! Не мешай, пожалуйста! – ответил ей Генка, — я потом в сарай унесу, складирую. Здесь под ногами валяться не будут.
- А Петя? Он что, разве с вами не играет? – снова спросила мать у Гены.
- Не! Не играет. Он с Кошей и Балданычем играют на де…, — на полуслове запнулся Генка, боясь сболтнуть лишнее.
- Гена! Что за манера называть друзей брата и твоих друзей прозвищами? Это очень некрасиво, — начала поучать сына Зоя, не дослушав последнюю часть ответа сына.
- Да, мам! Я же не виноват, что их так называют?! Не я же придумал эти клички! – начал терять терпение Генка, отвлекаясь на ненужные разговоры.
В пылу боевых действий противоборствующие стороны практиковали и пытки пленных с целью узнать месторасположение штабов и хранилищ с оружием.
Сцены индейских пыток разворачивались в сарае жильцов квартиры №8.
- Давай подвешивай его за ноги! Да держите его, он сейчас свалится! Половчее, половчее! – командовал Баир Нимаев, одноклассник Гены, который сегодня был вождём, — где взяли «языка»? Вождя звали Сидящий Бык.
- На углу переулка Глухой и улицы Базара Ринчино, – отрапортовал Толя Волчий Глаз, ещё один одноклассник Гены.
- Так, хорошо, хорошо! Гешка, тьфу, блин, то есть Парящий Сокол! Вытащи кляп из его рта, только смотри, чтобы он не орал как резаный! – приказал он Гене.
Плененный ковбой отчаянно брыкался, мычал что-то нечленораздельное. Генка для острастки двинул «языку» кулаком в бок.
- Будешь орать, оставим так висеть надолго. Понял? – угрожающе сказал Парящий Сокол.
Ковбой попытался кивнуть головой, но ему это не удалось.
- Вроде не будет! Вытаскивайте кляп! – сказал вождь, — где ваш штаб и склад с оружием? Говори, падла! – неожиданно закричал он.
Гена снова приложился кулаком.
- А-а, говорить не хочешь? Несите крапивы, сейчас тебя попарим! – снова приказал Сидящий Бык. После этих слов пленный стал сговорчивее. — Что, язык развязался? Гестапо по сравнению с нами просто щенки! – сказал Баир, вспомнив фильмы про войну и фашистов.
- Отпускайте его, а то уже красный, как рак варёный! – сказал вождь.
Пленный мешком бухнулся на утоптанную землю. 
Вечерами индейцы и ковбои, устав от войны, отбросив в сторону противоречия, снова собирались вместе, вырабатывая план по изъятию овощей из огородов советских граждан. Они тихо перешёптывались, шипели и цыкали на тех, кто громко подавал признаки жизни и своею неуклюжестью и нерасторопностью мог провалить успех предприятия.
Первым в огороды проникал Славка, Кошин братишка. Мягко приземлившись после прыжка с верхотуры забора, он лёгким свистом подавал знаки остальным следовать его примеру. За ним залезал Гена, сливаясь хулиганской рожицей с покровом ночи. Они хаотично вырывали морковь, срывали огурцы, так заботливо выращенные хозяевами, не успевшими полакомиться ими.
- Атас, атас! – как правило, уведомлял огородных воришек парнишка, стоявший на стрёме. После этого расхитители врассыпную делали ноги, нередко теряя наворованное добро. Добычу делили поровну, не обделяя никого.
У Пети с друзьями были другие заботы: они стали пропадать у кинотеатра «Ага», где с южной стороны был стихийно организован пятачок для игры в «пристенок» и «чику» . Стена с этой стороны была сплошь покрыта мелкими трещинами, местами отбита, обнажая кирпичную кладку. Виной тому были азартно играющие парни, «сметавшие» всё на своем пути к выигрышу заветных звонких монет.
У каждого игрока имелась свинцовая или металлическая бита в виде массивного кругляша, которой они сбивали стопку монет при игре в «чику». Передавать на время свою биту означало отдать другому свою удачу. Поэтому перед броском многие тихо что-то шептали своей бите, притягивая фарт и возможный выигрыш.
Верховодили здесь Балданыч и Коша, принимая решения о допуске игроков, а также определяя количество участвующих в играх. Коша и был самым везучим игроком в «чику», а в «пристенок» с ним играть уже никто и не желал, будучи знакомым с его огроменными, загребущими «лапами». Меряться с ним кончиками большого пальца от монеты до монеты было рискованным занятием. Никто и не рисковал. Балданыч не был честным игроком, он чаще «мухлевал», но напоминать об этом ему «стеснялись», и было отчего.
Тихим июльским вечером к толпе простых зевак присоединились ковбои и индейцы. Они с жадностью смотрели на игроков, выворачивали свои карманы в поисках мелочи, занимали очередь на игру. Картина была грандиозной, сродни массовке вестерна.
Многие ковбои ввиду отсутствия широкополых шляп были наряжены в простые соломенные шляпы, что делало их похожими на молдавских домашних виноделов. Это вызывало улыбку у взрослых. Вдобавок разноцветные пончо  на многих ковбоях вызывали ассоциации с мексиканскими разбойниками.
Проходившие мимо игрищ двое мужиков с трёхлитровыми банками светлого разливного пива в авоськах, завидев «поселковых индейцев», громко рассмеялись:
- Что, «могикане»? В «салун» не пускают? – спросили они.
- Мы очередь заняли, скоро будем играть, — ответил Баир, Генкин одноклассник.
- Ну, ждите, ждите, — так же смеясь, ответили мужики и удалились.
Счастливчики, которым удалось выиграть деньги, с радостью удалялись по направлению к близлежащим ларькам или в столовую – тратить выигрыш. Проигравшие нередко отказывались себя признавать таковыми и пытались оспорить результаты игры, скандалили до слёз, взывая к справедливости, настаивали на переигровке. С такими разговор был коротким – пинками и тумаками выпроваживали прочь и договаривались, что больше с плаксами дел иметь не будут. Нытики становились персонами нон-грата  и вносились в «чёрный» список. С такими уже не здоровались и не общались долгое время.
- Чего разнылся, как баба рязанская? Проигрывать надо тоже уметь! – такими словами обычно провожал плачущих Балданыч, одаривая на прощание здоровенными подзатыльниками. — Сюда больше не приходите!
Коша молча наблюдал за истериками неудачников, тихо посмеиваясь.
- Ну что, есть ещё желающие сорвать куш! Подходи, налетай, свой выигрыш не прозевай! – увещевал колебавшихся игроманов Владимир. — Кто не играет, тот не пьёт шампанского! Вон Гешке повезло, из столовой идёт, брюхо уже набил! Правила вы знаете: выиграл — ушёл, проиграл — не плачь и дома мамке с папкой не жалуйся!

(Продолжение следует....)

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2021 Агинская правда. Используются технологии uCoz Design created by ATHEMES