Главная » 2021 » Май » 1 » Прозаик, драматург, летчик

Прозаик, драматург, летчик

01.05.2021 в 12:47 просмотров: 294 комментариев: 0 Культура

В августе этого года исполнится сто лет со дня рождения выдающегося бурятского прозаика, драматурга Даширабдана Одбоевича Батожабая. 
Невероятно талантливый, пожалуй, единственный из всех бурятских писателей, кто в своих произведениях вышел далеко за пределы родной бурятской культуры, и в целом, Даширабдан Батожабай охватывал и тонко чувствовал социально-нравственное, психологическое, политическое устройство всего мира – от Страны восходящего солнца до туманного Альбиона. Но путь к литературе у маститого писателя был не скор и тернист. 

Даширабдан Батожабай появился на свет в 1921 году в улусе Догой в семье степняка-скотовода. Окончил Зугалайскую семилетнюю школу, затем в 1939 году - Улан-Удэнское театральное училище. После окончания училища он, как начинающий артист, был вовлечен к участию в первой Декаде бурятской литературы и искусства, прошедшей в Москве в 1940 году. 
Спустя несколько месяцев после его возвращения из Москвы грянула война. Д.Батожабай добровольно ушел в армию. В 1941 году, окончив Новосибирскую краткосрочную лётную школу, он служил летчиком дальней авиации во втором Смоленском полку, затем - пилотом тяжёлой ночной бомбардировочной авиации 210-го гвардейского полка одиннадцатой Орловской дивизии. 
В самом конце войны над Карпатами самолет Д.Батожабая был сбит, к счастью, он успел покинуть горящую машину, приказав своему штурману прыгать с парашютом первым. В 1944 году Д.Батожабая планировали приставить к ордену Красной Звезды, ну тут вмешалась судьба-злодейка – именно в этот момент он совершил неудачную посадку, и наградные листы остались не подписанными, орден же получил его штурман. 
Впрочем, это не расстроило смелого степняка, беспокойный творческий дух уже подталкивал Д.Батожабая к писательскому перу. Так, сразу после войны, еще находясь в действующей армии, Д.Батожабай написал свою обработку фольклорного сказания-улигера «О юном баторе Сэнгэ и его друге Сунды Мэргэне» в виде поэмы, которую в 1945 году опубликовала газета «Бурят-Монголой унэн». После чего к стихотворной форме Д.Батожабай в своем творчестве больше никогда не возвращался. 

Становление

В 1946 году после демобилизации Д.Батожабай вернулся на родину, но не в родной театр – он уже твердо решил стать писателем. Второй его литературной работой стала драматургическая пьеса «Плоды победы», затем одноактные пьесы для самодеятельных драматических коллективов: «Скотоводы» , «Ошибка Дагбы», «Буду агрономом», «Выигрыш» и другие. В это время он трудился на разных должностях: корреспондентом газеты «Бурят-Монголой унэн», редактором литературной редакции республиканского радиокомитета, художником-оформителем в колхозах Агинского национального округа. В своих пьесах автор описывал животрепещущие проблемы сельской жизни, юмористически обрисовывал образы сельских тружеников, деревенских простаков. Во время работы над этими произведениями Д.Батожабай обнаружил, что ему не хватает специальных знаний для дальнейшего творчества, желание овладеть ремеслом литератора привело его в 1952 году в Литературный институт им.А.М.Горького. 

«Золотая» пора

В Москве Д.Батожабай под руководством ведущих писателей СССР приобщился к мировой художественной культуре, приобрел профессиональные знания и горячее желание творить. Тогда он впервые обратился к прозе и создал свой первый рассказ «Самое дорогое», переиздал на русский язык улигер «Мудрый Сэнгэ» и написал еще одну пьесу «Шобдог». Но самое главное, Д.Батожабай в годы учебы в 1954 году написал свои первые многоактные пьесы «Огненная река» и «Ход конем», принесшие ему всеобщее признание. В них автор поднял проблемы, актуальные и сейчас. В этих непревзойденных сатирических произведениях высмеиваются приспособленчество и самодовольство чиновников, эгоизм и бюрократизм, остроумно показана противоречивая природа человечества. 
В 1955 году Д.Батожабай написал повесть «Песня табунщика», в которой развивал комедийную направленность своего таланта. О юном певце Тумэне Жаргалове киностудией «Мосфильм» была снята кинокомедия, вышедшая на большие экраны в 1957 году, после которой имя Д.Батожабая знала вся огромная страна. Известно, что по совету писателя на главную роль Тумэна был утвержден артист бурятской оперы Владимир Манкетов, а на роль Шагты – Буянто Аюшин. Но как ни старался Д.Батожабай уговорить главного режиссера фильма Андрея Фролова взять на другие главные роли артистов Бурдрамы, тот не поддался. И главную женскую роль Сэсэг исполнила узбечка Дилором Джубаева, а роль старика Бадмы сыграл киргиз Муратбек Рыскулов. 
Вслед за этим из-под острого пера писателя, ставшего к тому времени зрелым мастером, тонко чувствующим психологию своих героев, вышла повесть «Кто твой учитель?» и историческая драма «Барометр показывает бурю». В этой драматической пьесе Д.Батожабай правдиво обрисовал образы русских и первого бурятского революционеров 1905-1907 годов. «Барометр показывает бурю» сразу стала знаковым произведением в бурятской литературе. 
Декада бурятского искусства и литературы 1959 года стала для Д.Батожабая некой оценкой его творческой деятельности. Теперь он был одним из главных действующих лиц мероприятия – на сцене Малого театра шел спектакль по пьесе «Барометр показывает бурю», и здесь же состоялась премьера кинофильма «Золотой дом», где он выступил одним из сценаристов, а в московском издательстве «Деггиз» была издана повесть «Невскрытые конверты». Но важнее всего, что на Декаде бурно обсуждали первую книгу культовой трилогии «Похищенное счастье», по которой писатель в 1957 году блестяще защитил диплом в Литературном институте. Роман Д.Батожабая получил единодушную положительную оценку, и можно сказать, что разностороннее творчество писателя, сценариста, драматурга выдержала тогда самый высокий экзамен – смотр огромной советской страны, которая высоко оценила труд писателя, наградив его орденом Трудового Красного Знамени. 
После Декады Д.Батожабай увлеченно работал над продолжением трилогии. В 1962 году он завершил вторую, а в 1965 - третью часть книги романа «Похищенное счастье». 
Фундаментальное произведение охватывает огромные временные и географические пространства, что, конечно же, требовало от писателя кропотливой подготовительной работы. Д.Батожабай много времени проводил в главной библиотеке страны им.В.И.Ленина (ныне Российская государственная библиотека), где изучал историю, политику и дипломатию всех крупных ведущих стран мира, подбирал материалы и прототипы для своих литературных героев. Он  стал одним из первых в истории и литературе, кто выдвинул свою малую родину – этническую Бурятию - в центр мировых событий, тем самым показав, что Бурятия является важнейшим узлом в единой системе мировой политической, экономической, социально-духовной жизни, связующим Восток и Запад. Это и сделало трилогию «Похищенное счастье» культовым произведением, выходящим далеко за рамки бурятской национальной литературы, переведенным на многие языки мира.
После трилогии Д.Батожабай написал драму «Сердечная рана», создав образ воина-бурята, испытавшего страшные годы войны и жизни, пьесу «Огненные годы» о событиях гражданской войны в Забайкалье. А также комедию «Похождения Урбана», разоблачающую любителей легкой жизни, пьяниц и проходимцев, роман «Горные орлы» о Гражданской войне в Сибири, драму «Катастрофа» о трагедии китайского народа в период «культурной революции». 
Все это время вплоть до 1977 года Д.Батожабай трудился заведующим литературной частью в Бурятском государственном академическом театре им.Х.Намсараева. 
Тогда на сцене театра часто выходили премьерные постановки по пьесам писателя. 

Воспоминания

В книге «Ученое слово о классике бурятской литературы Д.О.Батожабае и воспоминания его современников» люди, близко знавшие его, делятся своими воспоминаниями. В.Матвеева-Рыбко, жена редактора журнала «Свет над Байкалом» Н.Рыбко, с которым писатель сотрудничал, работая над романом «Похищенное счастье»: «Впервые о Даширабдане Батожабае я узнала от своего мужа Никифора Леонтьевича Рыбко. Встретилась в 1957 году. Высокий, широкоплечий, большой человек. Красивое, мужественное лицо, ранняя седина в волосах. Он произвел на меня впечатление человека полного собственного достоинства, уверенного в себе. Беседовать с ним было интересно и увлекательно. Он был глубоко начитанным человеком, много рассказывал о своей работе над новым романом. Характер Даширабдана был непростой, трудный. Настроения его были непредсказуемы, быстро меняющиеся. Но всякому человеку было рядом с ним легко и просто».
Поэт Арсалан Жамбалон: «У Даширабдана Одбоевича была одна замечательная черта: он любил и уважал старших, а особенно - учителей. «Кто твой учитель?» - не зря он так назвал одну из своих повестей. Первыми своими учителями он называл старших товарищей-писателей, как, например, Жамьяна Балданжабона, Балдана Санжина и других. Даширабдан, опираясь на большой опыт и широкую душу названных литераторов, всегда советовался с ними, уважал их как родных братьев». 
Народный поэт Бурятии Солбон Ангабаев: «Как-то раз вспоминали о студенческом житье-бытье. Я тогда спросил Батожабая:
- Почему ты так резко вел себя в первое наше знакомство?
- Понимаешь, я хотел тебя накормить. Чувствовал, что ты голоден и каким-то седьмым чувством понял, что ты из Бурятии, но ты все ускользал от меня. Так и катился куда-то… - несколько охрипшим голосом ответил он».
О великодушии Д.Батожабая знали все его друзья и просто знакомые, а то и случайные люди. Писатель всегда жил с открытой душой, был щедр и гостеприимен.
«Я познакомился с Батожабаем при учебе в Литинституте, - вспоминал Евгений Евтушенко. – Когда он зашел в комнату, к нам словно зашла бурятская степь. Он был сама щедрость, но не показная, а идущая от сердца. Когда он получал гонорар, то он нас всех, а это было двадцать или тридцать человек, вел в шашлычную около института и угощал. Он радовался, когда видел, что мы рады были поесть. Среди нас были Роберт Рождественский, Белла Ахмадуллина и другие студенты. При слове «Бурятия» я всегда вспоминаю Батожабая и своего друга Дондока Улзытуева. Моей молочной матерью была бурятка, и я с большой любовью отношусь к этому народу». 
Переводчик романа «Горные орлы» Николай Ершов:
«У него на балконе жили и выводили птенцов голуби. К нему приходили все, кто хотел, и всем он щедро расточал свое гостеприимство, подчас не зная даже, кто его гости. Шахматы любил, как впрочем, все буряты – этому в свое время еще дивились ссыльные декабристы. Проигрывать не любил. И смех, и грех: в трудном положении он опускался на самые отчаянные авантюры, надеясь ошарашить ими противника и перехватить инициативу. А не помогало – так хитрил, ловчил, спорил. И усмехнешься невольно – ребенок! При сотворении Батожабая природа, как видно, была в состоянии беззаботности. В квашне теста меду она примешала полынной горечи, добавила пряностей, да земли, да воды из родников, да осколок дикой скалы, истолченной в песок, да невесть еще, такое же, одно с другим несовместимое. И вышло творение, которое не сообразишь, на какую полку положить и с чем сопоставить».
Якутский поэт Семен Руфов:
«Самолет приземлился в Улан-Удэ. Тут Батожабай развернулся уже вовсю. Не успели мы выйти из аэропорта, как машину нашел, а когда ехали в город, и барана. При этом весело подмигивал: знай, мол, наших. А тот, кого он взял на абордаж, толстенький, в очках, все отдувался и вытирал платком шею. Как я потом узнал, это был министр торговли Бурятской АССР. Батожабая, кажется, знали все. Таксисты кричат: «Здорово, Батожабай! Садись, подвезем!». Буфетчицы улыбаются: «Здравствуй. Где это ты запропастился?». Каждый встречный радуется, будто брата родного увидел. Квартира Батожабая была тесна от многолюдья. Гости собирались веселые, шумные. Как звон рапир, звучали остроты, шутки… Я про себя отметил широкую образованность, глубокую культуру бурятских писателей. Все они владели русским языком, чуть ли не в совершенстве». 
Народный писатель Бурятии, Цыдып Цырендоржиев:
«Многое в жизни Батожабая можно объяснить простым везением. Но все-таки что-то свыше отводило от его рано поседевшей головы различные напасти, часто накликанные им самим. А без ангела-хранителя в обличье Лхамацу Батуевны Раднаевой не было бы того, что мы называем творчеством Батожабая. Эта хрупкая женщина вынесла «испытание Батожабаем» и заставила его работать, как настоящего писателя. То же я мог бы сказать о женах многих своих друзей-писателей». 
Н.И.Ильина, сотрудник Бурятского книжного издательства, редактировавшая трилогию на русском языке, вспоминала как на одном из праздников книги Д.Батожабай, выступая перед читателями, так увлекся рассказом о главной героине произведения Жалме, так ей сопереживал, что в самом грустном месте повествования из его глаз на виду потрясенной публики полились слезы…
Д.Батожабай  в своем завещании написал:
«Ухожу из жизни рано, а задумок было много. Не успел все сделать. Болезнь победила, но мы боролись. Прошу передать привет всем моим друзьям. Простите, друзья, я не всегда был прав и хорош, но жизнью своей доволен. Спасибо жизни и друзьям». 
Сердце Д.Батожабая перестало биться 23 сентября 1977 года. Похоронен писатель в столице Бурятии. Одна из улиц Советского района г.Улан-Удэ носит его имя. Также имя Даширабдана Батожабая присвоено Республиканской юношеской библиотеке, а на малой родине выдающегося писателя – в степной Аге - ежегодно проходит окружной смотр-конкурс среди народных театров и драматических коллективов. 
Хотелось бы верить, что в будущем эпохальный для бурятского народа роман «Похищенное счастье» дождется своего талантливого режиссера, и самое крупное, историческое произведение Д.Батожабая пополнит кинофонд страны. 

Елена АБИДУЕВА.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2020 Агинская правда. Design created by ATHEMES