Главная » 2022 » Август » 20 » Пунсук Агеев: «Истоки моего творчества идут из детства»

Пунсук Агеев: «Истоки моего творчества идут из детства»

20.08.2022 в 09:49 просмотров: 1008 комментариев: 0 Экономика

Во время международного фестиваля «Алтаргана» я с интересом шагал по «Агын Арбату», заглядывая в разные павильоны. Зашёл и к ювелирам по долгу работы вынужденно, так сказать. Важно было не упустить все наиболее важные моменты фестиваля для публикации в газете. На Пунсука Агеева вообще не обратил никакого внимания, потому как не являюсь поклонником ювелирных изделий. Более того равнодушен к ним. Но вечером того же дня супруга поделилась восторженным отзывом: 
- Видел ювелирную коллекцию одного мастера из Улан-Удэ с украшениями под старину? 
- Ну, и?
- Так видел или нет?
- Мельком глянул. А что такое?
- Скажу, что это как минимум необычно. Интересно задумано и исполнено. Ты обязательно должен с ним связаться и подготовить интервью!
- Так я его номера не спросил и не записал, - вяло сопротивлялся я.
- Вот, держи его визитку! Незадачливый ты корреспондент!   
Дальше связаться и поговорить с Пунсуком Агеевичем Агеевым (на снимке) было уже делом техники. Надо признаться, что он оказался первоклассным собеседником с неповторимым чувством юмора, эрудицией. На мою ремарку, что «хорошо описываете факты из своей биографии», мастер-ювелир со смехом  парировал: «Так в школе сочинения писали, научились». Именно благодаря умению с интересом излагать свои мысли и не только, П.А.Агеев стал гостем нашей рубрики «Гостиная АП».


- Расскажите о себе, своем пути к ювелирному мастерству, своих наставниках.
- Родился в селе Кусочи в 1982 году в семье Агея и Бальжит Агеевых. Родители работали чабанами в колхозе «Красный Октябрь», переименованный в 90-е года в агрокооператив «Кусочи». Соответственно, всё моё сознательное детство прошло на чабанской стоянке возле прохладных вод озера Харганаша. Из тех времён, которые, к сожалению, не вернуть, больше всего запомнил аромат озёрной воды, которым был наполнен весь прибрежный воздух. Даже в нашем доме, который находился южнее на полкилометра от благословенного водного источника, в летний зной ощущалось неповторимое благоухание Харганаши. Мне очень нравилось расположение нашего стойбища, на возвышенности. Рядом живительная вода, пасущиеся отары, яркое, обжигающее солнце, густая и питательная растительность для скота. Красота неописуемая! Возвышенность обеспечивала максимальный обзор за отарой и стадом. Хотя свободного времени было не очень много, нам с отцом удавалось выкроить время для поездки на лошадях или на тракторе в местность «Бумба», что на Ононе, чтобы порыбачить. 
Страсть к рыбной ловле и любовь к Онону неподдельные, они со мной навсегда.

Приезжая на реку, бегал в поисках удобного места для ужения рыбы, одновременно высматривая стебли тальника для изготовления удилищ. По завершении рыбалки снова собирал молодые стебли тальника для последующего изготовления из них стрел лука. А из бывшего удилища делал самый настоящий лук, как тогда мне казалось (улыбается). Мне очень повезло, что я вырос в тех священных для меня местах и даже будучи уже зрелым человеком,  мысленно возвращаюсь туда: в родительский дом, в беззаботное детство, наполненное счастьем, радостью. Труд чабана тяжёлый, но благородный. Я это знаю не понаслышке. Это честный труд, кормящий семью. 
Моё увлечение переросло в профессию, берёт свое начало именно оттуда. Рядом с нашим домом, находился большой гараж для машины, в котором отец специально выделил для меня уголок со слесарным верстаком. Он стал моим излюбленным местом. Отец и показал, как и чем правильно пользоваться и не вмешивался в моё «творчество». Как и все мальчишки, поначалу я занимался изготовлением деревянных автоматов, пистолетов, другого «холодного» и «огнестрельного» оружия (смеётся). Игры в «войнушку» никто не отменял, мы носились, бегали, строили фортификационные сооружения. Но в старших классах я начал пробовать мастерить вещи посерьёзнее. Например, дробилку для зерна с электродвигателем, сварил из подручных материалов двухместные сани для лошади. Без дела не сидел, мне нравился сам процесс изготовления. Так, в «копаниях» с железками настал черёд заканчивать школу. Встал выбор, что делать дальше? Исходя из своих способностей, решился на поступление в лицей традиционных искусств народов Забайкалья №38, что в посёлке Иволгинск Республики Бурятия, на специальность чеканщика. 
Первым моим наставником, учителем с большой буквы стала профессионал, которая и заложила во мне основы будущего мастерства - Нима Лубсановна Будажапова. Спасибо ей за всё! За терпение, умение передавать опыт, навыки, за организационные способности. «Если человек талантлив, то он талантлив во всём», это как раз про Ниму Лубсановну. Она стояла у истоков создания нашего учебного заведения. Ныне колледж традиционных искусств народов Забайкалья уже 30 лет выпускает из своих стен дарханов-мастеров. Вторым моим наставником и одновременно работодателем стал замечательный человек Цыбен Доржиевич Гармажапов, уроженец села Кункур. В городе Чита действовала сеть ювелирных мастерских ООО «Кункур». Большой честью для меня было работать там с разными мастерами, я получил огромнейший опыт ювелирного мастерства.
- Как шла Ваша подготовка к всебурятскому фестивалю?
- Готовился планомерно, так как заранее знал о сроках проведения фестиваля, хотя они сдвинулись из-за пандемии, поэтому ничего не форсировал. Решение приехать и участвовать родилось не спонтанно: мы, ювелиры, общаемся между собой и делимся последними новостями.  Естественно мне хотелось показать свои работы на суд зрителей. А также интерес к участию подогревало чувство здоровой конкуренции с другими мастерами. Без этого никуда (улыбается). Вариться в собственном соку чревато наступлением тупика в творчестве. Подобного нельзя допустить, важно участвовать в конкурсах, фестивалях. Необходимо смотреть на себя со стороны, видеть коллекции других ювелиров, учиться новому. Это не стыдно.
Да, присутствовало некое волнение, но это нормальное чувство, значит, ты трезво оцениваешь ситуацию, свои силы.
- С какими мыслями ехали в Агинское на фестиваль? Какие творческие работы привезли? Участие в подобных форумах обогащает ли творческий опыт? Ваши впечатления от праздника?
- На выставку, организованную для «Алтарганы», привёз коллекцию «11 эсэгэ» - 11 родов хори-бурят, мужские кольца-печатки. Верхняя площадка печаток выполнена в виде круглого щита с тотемным животным 11 родов племени хори (на снимке). Надпись на боковой части щита - это название рода на старомонгольской письменности. Само кольцо или «шапка» исполнены в виде стилизованного бурятского седла. По бокам висят знамёна с надписью «Хори» также по-старомонгольски. В нижней части кольца повисли стремена, зовущие в добрый путь обладателя перстня, как когда-то просунув в стремя носок бурятского гутула, неслись наши предки по бескрайней степи. Само участие в выставке такого огромного, масштабного для нас мероприятия уже является большой честью. Тем более я участвовал впервые, и для меня как для «новичка» подобных форумов многое было в диковинку в плане организации. Всё же, несмотря на хлопоты, кстати, приятные, сам факт причастности к международному всебурятскому фестивалю «Алтаргана» подарил мне бесценный опыт обмена знаниями, техникой, технологиями с другими мастерами-ювелирами, настоящими профессионалами, авторами уникальных украшений. Фестиваль обогатил моё творчество, да и был огромный интерес посмотреть на лучшие работы других мастеров, таких как обладатель ордена Франца Бирбаума фонда Карла Фаберже Цыдыпа Цыбенова. Они привезли в Агу самое лучшее. Хочется сказать слова благодарности организаторам фестиваля, его основателям. «Алтаргана» нужный праздник, объединяющий всех бурят, вне зависимости от места проживания, возраста, жизненного опыта, мировоззрения. Лично я, помимо опыта, получил и самые положительные эмоции, погрузившись в атмосферу дружелюбия, радости, гостеприимства, обрёл новых друзей. Для меня, как для творческого человека, особенно приятно было наблюдать, как наши работы пользовались вниманием, их приобретали, интересовались значением символов. У меня образовалась отличная обратная связь с гостями нашей экспозиции. До сих пор пишут, спрашивают. Знаете, это вдохновляет, я бы даже сказал, окрыляет, является подпиткой для дальнейших творческих порывов. Одобрение, похвала покупателей и зрителей показывают и доказывают, что мы на правильном пути. Это дорогого стоит. Да и многие, пообщавшись со мной, увидели, что за каждым ювелирным изделием скрывается результат кропотливой, скрупулёзной работы. 
- Слышали, что одно из родовых колец Вашей работы приобрёл сенатор РФ Баир Баясхаланович Жамсуев? Это так?
- Произошла довольно интересная история. В ходе работы выставки к нам в павильон зашли Константин Иосифович Косачёв и Баир Баясхаланович Жамсуев. Коллекция «11 эсэгэ» очень заинтересовала их. Они долго рассматривали кольца, изучали их. И тут совершенно неожиданно Константин Иосифович спросил у Баира Басхалановича, представителем какого рода он является. Б.Б.Жамсуев ответил, что «Шарайд». И тогда председатель Комитета по международным делам Совета Федерации К.Косачёв приобрёл данное кольцо в подарок нашему Баиру Баясхалановичу. Было приятно, что сенатор уже не снимая кольца, вместе с коллегами, покинул наш выставочный павильон. Лично для нас это стало знаменательным, запоминающимся событием не только «Алтарганы», но и оценкой нашего творчества.
 - Сколько времени занимает изготовление одного кольца, начиная с эскиза?
- На всю коллекцию у меня ушло полтора года. Работал в перерывах между заказами. Сейчас у нас есть необходимые формы, поэтому появилась возможность сделать одно кольцо за четыре дня. 
- Формы отливаете вручную?
- Раньше отливали вручную. Сейчас мы закупили необходимое оборудование, также приобрели ювелирный станок ЧПУ японской фирмы «Roland», который стал огромным подспорьем в ювелирном деле, экономя время, материал и нервы (смеется).
- Насколько актуальны и востребованы традиционные бурятские ювелирные изделия?
- Все мы были свидетелями грандиозного всебурятского праздника «Алтаргана», который и играет роль возродителя, популяризатора бурятских национальных традиций, обычаев. Это касается изготовления традиционных бурятских украшений из серебра или их стилизация под старину (на снимке слева-). Думаю, что они актуальны как никогда, тем более на фоне «Алтарганы». Женские традиционные украшения бурятского народа необычны, бросаются в глаза. Да и наша молодёжь «подтягивается», стремится узнать историю своего народа, племени, рода. Нередко современные бурятские юноши, девушки стараются обозначить себя именно как представителя бурятского этноса через современную одежду с национальным колоритом, а также через ношение ювелирных изделий, выполненных в традиционном бурятском стиле. Такие украшения будут передаваться из поколения в поколение, как когда-то делали наши бабушки, дедушки.
- Где живёте и работаете? Хотелось бы узнать адрес Вашей мастерской.
- Уже достаточно давно живу в столице Бурятии, работаю там же. Адрес нашей ювелирной мастерской: город Улан-Удэ, проспект 50-летия Октября, 5.
- Поделитесь творческими планами.
- Уже возвращаясь домой в Улан-Удэ, за рулём автомобиля мысленно прокручивал в голове наиболее приятные моменты «Алтарганы». Одновременно с этим рождались всё новые и новые творческие идеи. Знаете, что ещё удивило меня в ходе выставки? Помимо интереса к моей коллекции взрослых людей разных профессий, работами интересовались мальчишки десяти-двенадцати лет. Они наперебой расспрашивали меня о процессе изготовления, при этом отмечая свою родовую принадлежность со знанием предков до седьмого колена! Творческие планы просты – творить дальше. Обязательно постараюсь принять участие в следующей «Алтаргане». 
- Спасибо за беседу!

Зорикто Олзоев.
Фото из личного архива.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2021 Агинская правда. Используются технологии uCoz Design created by ATHEMES