Главная » 2022 » Август » 6 » С флагом Агинского округа на вершине Шалбуздага

С флагом Агинского округа на вершине Шалбуздага

06.08.2022 в 11:50 просмотров: 386 комментариев: 0

Остановился, чтобы перевести дух, прислонился к скале, закрыл глаза. На высоте при недостатке кислорода все движения замедляются, сознание притупляется. Закрыв глаза провалился в царство Морфея на секунд десять. Открыл глаза, пришло резкое осознание того, что это восхождение может закончиться в любую секунду, если не сосредоточиться на движении вперед.  

Машина, ловко маневрируя, по серпантину дорог, двигается вверх. Наш путь в горах Южного Дагестана лежит в самое высокогорное селение Северного Кавказа, России и всей Европы – горный аул Куруш, который расположился на высоте 2560 метров над уровнем моря. Доехали ночью, и даже в темноте селение, освещенное фонарями с нескольких столбов и окнами домов, оставило неизгладимое впечатление. Заселившись в гостевой дом, поужинали и стали готовить рюкзаки. Нужно хорошо выспаться, начало восхождения запланировано в шесть часов утра.
Рассвет нового дня открыл взору удивительную красоту. Куруш расположился в пяти километрах от границы с Азербайджаном. Населяют аул лезгины, на сегодняшний день проживают 82 семьи. Горцы, народ гостеприимный, при встрече приветствуют, предлагают свою помощь. Место для постройки аула выбрали неслучайно, он построен на склоне, прикрытый со всех сторон горами. Более двухсот дней в году тут стоит туманная погода. Это делало аул менее заметным для вражеского войска, идущего по долине. Куруш - довольно популярное место для альпинистов, отсюда начинается множество маршрутов различных категорий сложности, берущих путь на горы Ерыдаг (3925м), Несендаг (3928м), Сельды (3664м), Шалбуздаг (4142м) и наивысшую точку Республики Дагестан - Базардюзю (4466м).
Наш выбор пал на Шалбуздаг – священную для мусульман гору, в переводе с турецкого языка означает «гора, покрытая льдом». Они считают своим долгом хоть раз в жизни совершить восхождение на ее вершину, надеясь на исполнение желаний и отпущение грехов. Некоторые верующие считают, что семь восхождений приравниваются к паломничеству в Мекку. Жители этой округи совершают восхождение с селения Мискенджи, что находится на противоположной и более пологой стороне горы.
Проснувшись за двадцать минут до будильника, первым делом выглянул в окно полюбоваться солнцем, встающим из-за гор. Вот проснулся мой напарник (связка) Буда Цыдыпов из Закаменского района (альпинист первого разряда, в недалеком прошлом спасатель МЧС). 
Подкрепившись завтраком, накинув рюкзаки на плечи, мы вышли из гостевого дома. По традиции преподнесли угощения духам местности, попросив благоприятного исхода нашего восхождения. То и дело озираясь по сторонам, любуясь окружающими пейзажами, мы двинули в путь. Набираем высоту с первых шагов. Самой горы еще не видно, и, ориентируясь по старой военной карте, шли тропами, которые местами исчезали, то появлялись среди травы и камней. На пути встретили местного пастуха, который объяснил нам, каким маршрутом будет легче идти. Пожелав нам удачи, он прикрикнув на своем языке, погнал овец дальше. В течении часа взобрались на гору, ту которая скрывала обзор с аула на Шалбуздаг. Немного пройдя, обнаружили тропинку по хребту, протоптанную местными жителями, которая извиваясь уходила в даль. Рельеф располагался таким образом, чтобы дойти до заветной горы, нужно преодолеть три горы, своего рода ступени - каждая выше другой. Временами окутывал туман. Я оглядевшись сообразил, что это вовсе не туман, а облака. На минуту представьте прогулку среди облаков, повседневные мысли остались далеко внизу, легкие наполняет чистейший горный воздух. Спустя некоторое время трава стала редкой, лишь изредка среди камней виднелись зеленые листочки с маленькими белыми цветами.
Вскоре появился шум в голове, участился пульс, отдаваясь в висках, ноги обмякли. Я понимаю, что это горная болезнь. Долгий перелет, не пройденная акклиматизация, недосып сделали свое дело. По всем правилам в таких случаях следует снижать высоту, спускаться вниз. Я промолчал. Буда шел впереди, прокладывая маршрут. Вот и первое серьезное испытание - подъем по осыпи (скопление щебня у подножия склонов) под уклоном в 45 градусов. Каждый шаг давался с усилием, к тому же приходилось немного «съезжать». Движение за поднимающимся Будой осложнялось тем , что сверху сыпались камни. Приняли решение двигаться параллельно. Скорость подъема у нас разительно отличалась. Видимость усложнилась из-за облачности. Потеряв из виду своего напарника, я принял решение взять курс немного левее. Этот маршрут вывел меня к краю скалы, где мне пришлось применить все навыки свободного лазания. Спустя около получаса услышал вдалеке, как Буда звал меня по имени. Я крикнул в ответ, но ветер относил мои возгласы в противоположную сторону. Рюкзак оттягивал плечи, понял, что кричать бессмысленно и лучше сконцентрироваться на передвижении. Взобравшись на скалу, увидел запыхавшегося Буду, который уже нёсся вниз. Позже он рассказал, что не услышав ответа от меня, погрузился в дурные мысли. Я поведал ему о признаках «горняжки», на что он в ответ дал мне леденец-«барбариску»: глюкоза облегчает приступы. И в правду стало лучше, а может это было самовнушение. Впереди нас ждал достаточно большой и сложный отрезок пути. Пришлось пробираться по крупной осыпи ( мелкая осыпь – не больше кулака, средняя – размером со ступню, крупная – до огромных валунов). В одну из передышек-остановок прислонился к скале и уснул стоя на ногах. Это был тревожный звоночек. На секунду в голову прокралась мысль прекратить восхождение и начать спуск. До вершины рукой подать - метров сто пятьдесят. Закинул в рот еще одну конфету, сделал шаг в сторону вершины. Пройдя эти 150 метров, увидел не вершину, а подъем, с набором высоты в сто с лишним метров. В такие моменты понимаешь, за что любишь горы и альпинизм. Превозмогая себя, перешагивая через свое «не могу», иду к вершине. Ни ради славы, ни ради награды, а ради ощущений. В горах ты «обнуляешься», идет процесс очищения, своеобразная медитация. Опасные участки пройдены, и вот она - долгожданная вершина. Из ниоткуда появились силы и чувство огромного, как эта гора, удовлетворения.

Традиционное фото у тригапункта с флагом родного округа, кружечка горячего чая и допинг (конфета). В голове отчетливо осталась картина: стоя на вершине среди облаков, наблюдаешь, как парят орлы, но под тобою. Двадцать минут на пике и впереди предстоял спуск. Все те же опасные участки, но только в обратном направлении. В голове - памятка о жесткой постановке ног и неизменная концентрация. Случись какая-то травма - обратный путь покажется вечностью. И все же гора разрешила взобраться и разрешила спуститься. Не доходя до Куруша, мы обнялись, поздравили друг друга: «С горой!». Подъем и спуск с горы составили одиннадцать часов. Это был мой первый опыт восхождения на четырехтысячник. Первая гора, где я потратил полугодовалый запас сил и съел полкилограмма конфет. Шутка! 
Местные жители поздравили нас с восхождением и честно признались, что были уверены в том, что мы не поднимемся до самого пика. Ограниченное количество человек без альпинистского снаряжения поднималось со стороны аула Куруш, ведь паломнический маршрут проходит со стороны Мискенджи. Это радует вдвойне! 
Впереди ждут новые вершины! Свое восхождение  посвятил «Алтаргане-2020».
И хотелось бы закончить словами известного советского альпиниста Анатолия Букреева: «Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они -  храмы, где я исповедую свою религию».

Нима ДАШИЦЫРЕНОВ,
Дагестан, Кавказские горы.
Фото из личного архива.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2021 Агинская правда. Используются технологии uCoz Design created by ATHEMES