Главная » 2019 » Сентябрь » 10 » Варвара Вампилова и Цыбен Жамцарано

Варвара Вампилова и Цыбен Жамцарано

10.09.2019 в 11:47 просмотров: 63 комментариев: 0

В начале 1970-х гг. авторам данной статьи во время занятий в архивах Иркутска и Ленинграда в руки попало ставшее уже давно библиографической редкостью издание «Живая старина» (1914). В нем, в разделе «Заметки по монголоведению», был опубликован некролог А.Д.Руднева «Дулгар (Варвара Владимировна) Вампилова». Представьте, уважаемые читатели, то волнение, которое довелось испытать нам, в свое время работавшим в Агинском Бурятском автономном округе, в связи с этой неожиданной находкой. Речь в публикации шла о весьма неординарной молодой женщине, родом из Алари, но имеющей самое непосредственное отношение к истории здравоохранения в Аге в первые десятилетия ХХ века. 

Более того, в тексте некролога мы прочли сенсационные для нас строки, извещавшие о том, что В.В.Вампилова после своего возвращения из Петрограда в Агу, поработав год, стала женой Цыбена Жамцарано. Примечательным было и то, что к тексту Руднева прилагалась качественно исполненная небольшая фотография, на которой была запечатлена загадочная молодая особа с волнистыми волосами и проницательным умным взглядом. 
Тогда в нашу память врезались эти строки:  «Бурятка по рождению, В.В.Вампилова, - одна из первых женщин этого народа выбилась на путь европейского образования и, успев достигнуть значительных результатов, несла приобретенные ею знания на пользу своего народа...». 
Один из нас, авторов данной статьи, врач-исследователь Д.Б.Батоев, на протяжении ряда лет занимался историей здравоохранения в Агинском Бурятском автономном округе. Долгие поиски архивных материалов позволили ему опубликовать о В.В.Вампиловой ряд статей в газетах «Агинская правда», «Правда Бурятии», журнале «Фельдшер и акушерка». 
«...с 1898 года начинается моё знакомство с аларцами», - отмечает Ц.Жамцарано в «Путевых дневниках». Это был период, когда он поступил на учебу в Иркутскую учительскую семинарию. Здесь уместно сделать отступление и проследить его жизненный путь до прибытия в Иркутск. 
Примечательно, что за годы учебы и жизни в Санкт-Петербурге у Ц.Жамцарано и его земляка Б.Барадийна образовался круг учителей из среды прославленных востоковедов. Русские ученые, сами не раз бывавшие в научных экспедициях в обширных регионах Центральной Азии, в том числе в восточной час-ти России - Бурятии, Забайкалье, - щедро делились своими знаниями с бурятскими юношами, которые, преодолевая немалые трудности, прибывали учиться в северную столицу Российской Империи. 
Из Санкт-Петербурга Ц.Жамцарано вначале едет в Агу. После кратковременного отдыха в родных краях он вместе со своим другом Б.Барадийным следует поездом до Верхнеудинска, а затем с целью полевых исследований посещает Хамбын Хурээ (Гусиноозерский дацан), а также ряд бурятских улусов Забайкалья.  Прибыв в Аларь в сопровождении Толмачева, он навещает своих знакомых учителей Д.Манзанова, Б.Вампилова, краеведа П.Баторова, ширетуя Аларского дацана Гармаева. 
Собеседники бурно обмениваются новостями, обсуждают самые животрепещущие для аларских бурят вопросы. Аларцы встречают молодого ученого с радушием, для его работы специально отводят ему деревянную юрту, охотно предлагают свои услуги. Не теряя времени, он с головой уходит в исследовательскую работу. Целыми днями наносит деловые визиты к известным и образованным аларцам, знакомится с улигершинами, рапсодами, беседует с простолюдинами. Записывает все, что представляло интерес для науки. Практически ничто не ускользало от его пытливого взора. В дневниковых записях находим большое разно-
образие этнографических наблюдений: здесь и описания старинных обычаев и традиций, имеющих по процедуре их соблюдения местные, т.е. аларские особенности, тексты оригинальных песен, других образцов устного народного творчества, имеющих хождение среди местного населения. Разумеется, Ц. Жамцарано интересуется вопросами происхождения аларских бурят, о чем приходит к следующему выводу: 
«Аларцы суть не буряты, а хонгодор-монголы, но их принято называть бурятами. В Алари - восемь родов и один род шарнутов. Все выходцы из Монголии. О них печаталось в «Записках ВСОРГО». Молодой исследователь замечает: 
«Вообще надо заметить, что под именем бурят называют не только настоящих бурят, но и все племена монгольского происхождения, родственные бурятам по языку и лицу, но отличные по наречию, истории, преданию, обычаю и живущие вокруг озера Байкал. Например, в Иркутской губернии, хонгодоры, шарнуты, шошолоки и другие, а в Забайкальской области - сартулы, цонголы, атаганы и другие». Ц.Жамцарано, воспитанный на буддийских традициях агинских бурят, пребывая среди соплеменников Приангарья, весьма пристально исследует их религиозные воззрения. Об этом свидетельствует специально выделенный в дневниковых записях раздел «О религии аларцев». 
В своих неоднократных поездках в Аларь Жамцарано всегда любил посещать гостеприимную семью Вампиловых. Глава этой большой семьи Бандан (Владимир) Вампилов - человек толковый, по- буддийски хорошо образованный (отец его был в своё время ламой, исполнял обязанности ширетуя Аларского дацана), был женат на красивой женщине, родившей ему девятерых сыновей и двух дочерей. Старшую из дочерей звали по-бурятски Долгор, которую, очевидно, после крещения нарекли русским именем Варвара. Маленькая Варя воспитывалась дома, рано приобщилась к укладу большого дружного и трудолюбивого семейства. 
Весьма одаренная и любознательная с детства, она проявляла живой интерес к традициям и обычаям своего народа. Вспоенная «улигером степным», юная Варвара легко приобщилась к народному песенному творчеству. Обладая хорошим голосом, она становится не только собирательницей, знатоком, но и прекрасной исполнительницей народных песен, что, впрочем, очень пригодилось ей в будущем. 
Она упорно работает над собой, изучает русский язык. И в этом она получает полную поддержку со стороны братьев Романа и Баяртона, которые были образованными, прогрессивно мыслящими представителями местной бурятской интеллигенции. Именно они помогли своей сестре, стремящейся к знанию и самостоятельности, сделать выбор и подготовиться к поступлению в Иркутскую центральную акушерско-фельдшерскую школу. «Инородческой дочери - девице l-го Хонгодоровского рода Аларского ведомства», как об этом значилось в документах Варвары Вампиловой, чтобы поступить в это учебное заведение, пришлось проявить неимоверные усилия и настойчивость. К тому же необходимо было добиться от «Распорядительного комитета общества по оказанию пособий учащимся в Восточной Сибири» выделения средств для оплаты за учение. 
Разумеется, учеба давалась ей нелегко. Она вынуждена была дважды прерывать учебу в школе на длительный срок, с тем, чтобы помочь своему брату Роману в воспитании детей в связи с кончиной его жены. Благодаря своему упорству и целеустремленности, В.В.Вампилова в 1908 году получает желанный документ: «Свидетельство об окончании полного четырехлетнего курса в Центральной школе фельдшера в г.Иркутске, присвоении звания Акушерки-фельдшерицы со всеми правами и обязанностями, предоставленными фельдшерам». Однако с большой долей вероятности можно предполагать, что в своих частых поездках в Аларь, при нанесении визитов к главе семейства Бандану Вампилову, а позднее к его сыновьям Роману и Баярто, молодой Жамцарано не мог обойти вниманием Варвару (Долгор), весьма привлекательную, достаточно общительную девушку. В свою очередь, юная Варя имела возможность неоднократно наблюдать за молодым преуспевающим человеком, приезжавшим то из Аги, то из далекого Санкт-Петербурга и каждый раз навещавшим её родителей и братьев. Жизнерадостный, деликатный со всеми, всегда интересный собеседник, умелый рассказчик, в то же время отличающийся своей скромностью, он все более привлекал её внимание. Именно при этих обстоятельствах между Варей и Цыбеном завязалась романтическая история. Она была моложе его на восемь лет, но это ничуть не мешало их взаимному притяжению. В 1908 году, приняв для себя и своих близких смелое решение, В.В.Вампилова, будучи уже квалифицированным медиком, прибывает в Агу - родные края своего суженого. Бичом степных жителей являлись частые вспышки инфекционных болезней, детская смертность, антисанитария. В условиях отсутствия государственной медицинской помощи больные обращались в большинстве случаев к ламам, реже к шаманам, а то и просто к степным умельцам - костоправам, массажистам, бродячим травникам... 
С первых шагов своей профессиональной деятельности она ведет пристальные наблюдения за жизнью и бытом агинцев, выявляет лечебные ресурсы и традиции степного края. В поведении, жизненных устремлениях и в оценке того, с чем приходилось иметь дело приезжей из Алари акушерке, давала о себе знать сё природная одаренность, живой интерес ко всему новому, неизведанному. 
В первую очередь она обращает внимание на все, что имело отношение к лечебной практике. С одной стороны, это все то рациональное и полезное из практики народной медицины, включая обычаи лечебно-профилактического характера, имеющих этнографический характер и практикуемые степными лекарями-умельцами. 
С другой, традиции тибетского врачевания с богатейшим арсеналом лекарственных средств природного происхождения, имеющие широкое распространение и популярность в Аге. 
Выросшая в семье буддистов Алари, Вампилова, как практикующий медик, интересовалась деятельностью ученых эмчи-лам, которых было немало при Агинском, Цугольском дацанах, славящихся по всему Забайкалью своей ученостью, знаменитыми религиозно-философскими (цаннид, чойра) и медицинскими (мамба) школами, изданием рецептурных справочников и прописей. В своих наблюдениях, сборе сведений о врачевании в условиях агинской степи она, надо отметить, во многом преуспела. Варвара легко вступала в контакт с ведущими авторитетами агинского общества. Вместе с тем, в работе и общении с людьми ей приходилось проявлять немало терпения, настойчивости, такта, чтобы степные жители уверовали в силу официальной медицины, обращались за медицинской помощью в лечебное учреждение. В конечном счете, она за сравнительно небольшой период добивается поразительных для того времени результатов. Благодаря её инициативе и предприимчивости был создан первый в Аге фельдшерский пункт. Ею была установлена деловая связь с врачебным отделением Забайкальского областного правления, вследствие чего начали решаться вопросы лекарственного обеспечения и проведения среди степняков санитарно-профилактических мероприятий.  Молодую акушерку Аги стали признавать чиновники областного ведомства из Читы, о её лечебной работе заговорили местные газеты и журналы.  Именно здесь, среди агинских бурят, Варвара Владимировна состоялась как дипломированный врачеватель, первая акушерка агинской степи, первая заведующая медицинского учреждения в Аге. «В знак признания её заслуг Агинское и Цугольское инородческое общество на соединенном цуглане решили в течение трех лет обеспечивать её стипендией по 420 рублей в год с тем, чтобы она усовершенствовала свои познания в европейской медицине». 
После трех лет лечебной практики в нелегких условиях кочевого быта В.В.Вампилова осенью 1913 года едет в далекий Санкт-Петербург. Она поступает для продолжения своего медицинского образования на высшие, тогда очень популярные среди интеллигенции и молодежи, курсы Лесгафта, одновременно посещает курсы клинического повивально-гинекологического института (проф. Отто), где слушает лекции по акушерству. Поистине счастливыми, насыщенными незабываемыми встречами и событиями пролетели для нее три года в этом необыкновенном городе на берегах Невы. Здесь навещал её Цыбен Жамцарано. В этом городе жил и учился в университете один из любимых её братьев Баярто Вампилов со своей супругой Дорой Родионовной. Наконец, она имела возможность общаться со многими видными представителями бурятской элиты, прибывающими по делам в столицу России. 
Благодаря близким связям и авторитету, которыми пользовались в научных кругах Жамцарано, его близкий друг и земляк Базар Барадийн, Варвара Владимировна легко входит в круг ученых-востоковедов столицы. Под их благотворным влиянием она уже сама тяготеет к науке, много времени уделяет изучению педагогики, строит на будущее планы педагогической деятельности. Обладая солидным багажом знаний об этнографических реалиях аларских и агинских бурят, имея за своими плечами немалый опыт наблюдения за практикой бурятской народной медицины, а вместе с тем и некоторыми особенностями тибетского врачевания, В.Вампилова оказалась очень востребованной в кругу столичных ученых-монголоведов. Она передает собранный ею в Аге ценнейший материал в комиссию при обществе изучения Сибири, одновременно читает рефераты в этнографической секции этой комиссии. Кроме того, стало известно, что прибывшая из Забайкалья бурятка Вампилова «обладает прекрасным голосом и прекрасным слухом, любит петь и хорошо запоминает мелодии». Так, А.Д. Рудневу, изучавшему музыкальную этнографию и работавший по этой теме в Императорском Русском Географическом обществе, весной 1913 года при содействии известного специалиста приват-доцента В.Л.Щербы удалось «записать с её голоса 36 бурятских мелодий (песен), многократно проверенных фортепианным исполнением и запечатленных в её же исполнении на фонографе кабинета экспериментальной фонетики университета». Можно с большой долей уверенности предположить, что встречи Цыбена Жамцарано и Варвары Владимировны на берегах Невы окончательно сблизили их. Коллега и наставник Ц.Жамцарано по Петербургскому университету Руднев, хорошо принявший и опекавший Варвару Вампилову в период её учебы в столице, немного позднее дает ей следующую оценку: «Это был человек необычайно интеллигентный, прекрасный товарищ, всей душой предававшийся интересам своей родины и своего народа, болевший душой за его нужды». В 1913 году Варвара Вампилова вернулась в Агу. Можно представить, какую радость испытывали благодарные агинцы с её возвращением. Известно, что Жамцарано после вынужденного отъезда из Петербурга с конца 1911 года работает по приглашению правительства Монголии в Урге. Разумеется, время от времени он, несмотря на занятость, посещает родную Агу, навещает своих родных. На одной из долгожданных своих встреч в Аге Цыбен Жамцарано и прибывшая из столицы Варвара Вампилова принимают решение. Так, роман, начавшийся в далекой Алари и Иркутске, развертывающийся то в агинских степях, то на берегах Невы, получает свою развязку. Молодые люди, тянувшиеся друг к другу, постоянно жившие в разлуках, наконец-то решают жить вместе, в обычном семейном режиме. Решетов по этому случаю замечает:  «Безусловно, помимо сильного чувства взаимной любви молодых людей связывали и общие интересы служения народу».  Варвара Владимировна недолго прожила на родине своего мужа, занимаясь лечебными делами. В конце 1914 года в Урге - столице Внешней Монголии, где жил и работал её муж Ц.Жамцарано - вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Варвара Владимировна без раздумий отправилась туда. Оказавшись в Монголии, она бросила все свои силы и знания на борьбу со страшным недугом. Заразившись тифом, Варвара лечилась в больнице, но не выжила. 29 ноября (12 декабря) 1914 года она умерла. 
Всего год В.В.Вампилова была супругой Ц.Жамцарано, оставив глубокий и яркий след в его душе: он долго не мог забыть её. Известна трогательная история о золотом кольце с бриллиантом и медицинским символом. По свидетельству Анны Даниловны Абашеевой, внучатой племянницы В.В.Вампиловой, оно было подарено Цыбеном Жамцарано своей невесте во время их бракосочетания. В один из критических дней тяжело больная, к тому же беременная, Варвара Владимировна вызвала к себе родную сестру Анну Владимировну, жившую тогда с семьей в Урге, и передала ей кольцо со словами: «Возьми и береги это колечко. Когда же твоя дочь станет врачом, подари ей нашу семейную реликвию». Анна Даниловна, известный в Бурятии хирург, достойно несла фамильную эстафету, драгоценное завещание своей отважной тети.  
«Ц.Жамцарано был интереснейший человек. Эрудированный, доброжелательный к людям и... убежденный буддист. Нужно было видеть эту колоритную фигуру, когда он восседал на столе (спал он в числе давних жильцов по стажу на одном из лучших мест), скрестив ноги, вечером после отбоя и сосредоточенно молился...». 
Ц. Жамцарано, убежденный гуманист и демократ, в условиях всесилия государственного атеизма в стране не допускал и мысли пополнить ряды российских безбожных интеллигентов. И даже, оказавшись в холодных тюремных застенках, находясь под неустанным надзором надзирателей и стукачей, старался не терять своего достоинства, умудрялся проявлять стойкость духа, и чтобы как-то оградить себя от всех зол и тягот лагерного режима, предавался буддийской практике медитации. О Цыбене Жамцарано, имя которого с благоговением произносится во всем востоковедном мире, написано достаточно много. И, тем не менее, мы еще недостаточно знаем о его жизни.

Г.МИТУПОВ, Д-Д.БАТОЕВ, г.Улан-Удэ. 

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 MEGANEWS. Используются технологии uCoz Design created by ATHEMES