Главная » 2016 » Сентябрь » 6 » Корейское счастье для бурята

Корейское счастье для бурята

06.09.2016 в 22:00 просмотров: 695 комментариев: 0 Власть и общество

На сайте life.ru опубликована большая, основательная статья о том, как буряты массово устремляются на заработки в Корею. Автор статьи побывал в Улан-Удэ, Кижинге, встретился с теми, кто уже съездил «за длинным рублем», и с теми, кто только собирается на заработки. Приводим данную статью в сокращении.


«За год жители Бурятии заработали в Южной Корее более 40 миллиардов рублей. Столько же составляет вся расходная часть бюджета республики. Буряты массово устремляются на заработки через границу: на корейских полях и заводах трудовые мигранты получают по 100-200 тысяч рублей в месяц.
По данным последней переписи населения, бурят в республике менее 30 проц. населения, то есть, нет и 300 тысяч. Из них в трудоспособном возрасте примерно 180 тысяч. Выходит, что в Южную Корею ездит около 130 тысяч бурят, тогда как в самой Бурятии постоянно трудятся всего 50 тысяч.
Достаточно было приехать в Улан-Удэ, чтобы понять: практически каждый бурят, которого мы встречали, либо уже отработал в Южной Корее, либо собирается туда на работу, либо имеет родственников и друзей, которые сейчас там. 
Не успели мы заселиться в гостиницу, как выяснилось, что девушка на ресепшене только месяц как вернулась из Кореи. Там Надя работала официанткой в кафе. Получала в переводе на рубли по 90 тысяч в месяц. Правда, работа была тяжелой — 12 часов в сутки. Да и зарплата по корейским меркам небольшая. В сельском хозяйстве зарабатывают по 100 тысяч, а на стройке или на заводах по сборке техники есть вакансии до 200.
— Буряты устремились в Корею после того, как начал расти курс доллара: зарплату-то там в долларах платят, — пояснил совладелец гостиницы Иннокентий Цой. — Вот и выходит, что в рублях зарплаты по нашим меркам огромные.
Кстати, сам Иннокентий тоже успел поработать в Корее. Там на мини-отель и заработал. Правда, гостиничный бизнес ожидаемых доходов не приносит. Поэтому приходится совладельцу отеля подрабатывать таксистом.
Поток трудовых мигрантов из Бурятии в Южную Корею ежегодно увеличивается на 50 процентов, - рассказывает сотрудница агентства по трудоустройству в Южной Корее Елена Загузина. - И в этом году мы наблюдаем настоящий ажиотаж. Кстати, и со стороны корейских работодателей спрос на бурятов большой. Из-за внешнего сходства с местными жителями они хорошо вливаются в коллектив, не выделяются среди других работников.
Спрос на работу в Южной Корее начал стремительно расти с 1 января 2014 года, когда отменили визовый режим - сейчас туристы могут находиться в Корее без визы два месяца. С тех пор буряты хлынули на работу под видом туристов. Разумеется, нарушая миграционное законодательство.
Кризис этот во многом спровоцирован низкими зарплатами в Бурятии. Причем низкими даже по российским меркам. В результате буряты стали зарабатывать в Корее суммы, сопоставимые с бюджетом республики. По словам Елены, порядка 30 проц. всех мигрантов уже живут в Корее нелегалами по просроченной визе. Даже если брать в расчет только их, то по самым скромным подсчетам буряты привозят из Кореи не менее четырех миллиардов рублей. За год они зарабатывают сумму, практически равную годовому бюджету Бурятии. Для сравнения доходная часть бюджета республики на 2016 год составляет всего 42 миллиарда. Поэтому неудивительно, что в правительстве Бурятии видят в трудовой миграции немало плюсов. Во-первых, частично решается проблема безработицы в самой республике, а во-вторых, «корейские» деньги буряты тратят на родине, поддерживая тем самым отечественных производителей. 
Зато корейские власти совсем не рады тому, что их деньги утекают в Бурятию. Поэтому сейчас самый большой страх всех трудовых мигрантов - не пройти пограничный контроль. Опасения не напрасны. По словам Загузиной, 20 проц. бурятов разворачивают на границе. Чтобы выглядеть туристом, вещей должно быть немного. Кепка и фотоаппарат — самые верные атрибуты. Одеться нужно хорошо и опрятно.
По словам Елены Загузиной, в основном на заработки уезжают буряты из деревень. Если в городе найти работу еще можно, то в деревнях делать вообще нечего.
Заработанные в Южной Корее деньги буряты тратят на выплату кредитов, покупку машин и квартир, но никак не на создание собственного бизнеса. Казалось бы, за несколько месяцев в Корее вполне можно заработать стартовый капитал для открытия собственного дела. И тем самым создать рабочие места в родной республике. Но бизнесмены предпочитают соседнюю Иркутскую область на другой стороне Байкала.
Дело в том, что практически вся вода в Байкал стекает из Бурятии. В озеро впадает 336 рек, а вытекает одна — Ангара. И находится она в Иркутской области. На Ангаре поставили крупную ГЭС. И в итоге цена на электроэнергию в Иркутской области сейчас 97 копеек за кВт, а в Бурятии более 3 рублей. Вот и выходит, что буряты охраняют Байкал, а весь бизнес развивается в Иркутской области.
Бизнес вокруг миграции — это, пожалуй, единственный динамично развивающийся бизнес во всем Улан-Удэ. Дело в том, что поиск работы тоже стоит денег. Билеты в Сеул и обратно обходятся примерно в 30 тысяч рублей, еще 15-16 тысяч берет агентство за помощь в трудоустройстве. Плюс деньги на первое время. Вот и выходит, что человеку перед поездкой нужно иметь при себе как минимум 50 тысяч рублей.
Сейчас помощь в трудойстройстве оказывает более двадцати агентств. Только пять-шесть из них работают как фирмы, оказывающие полный спектр услуг - от поиска работы до сопровождения в Корее. Остальные - просто частные агенты.
- Обычно они просто берут деньги за номер телефона агента, который уже займется непосредственно трудоустройством, - поясняет Елена. - Номер стоит от трех до десяти тысяч рублей. В месяц агенты зарабатывают порядка 50 тысяч рублей. 
По другую сторону границы буряты вместе с корейцами делают другой бизнес — вызволяют «туристов», задержанных пограничниками в аэропорту и переводят в Бурятию заработанные мигрантами деньги. Посредники берут примерно 1,5 проц. от общей суммы перевода.
Конечно, трудовые мигранты могут перевести деньги домой через банк. Только в этом случае есть риск быть задержанным сотрудниками миграционной службы. Они регулярно патрулируют офисы банков, приглядываясь к посетителям. Другое дело, если перевод осуществляет кореец или человек с открытой рабочей визой.
Еще выгоднее вызволять нелегалов из подвала аэропорта. Об этом подвале в Улан-Удэ вообще ходят легенды. Туда отводят людей, которых пограничники сочли нелегальными мигрантами. Спас-ти человека от неминуемой депортации может только житель Кореи, который заверит пограничников, что «турист» - его друг или родственник. За помощь кореец возьмет 300 долларов. Учитывая объемы миграционных потоков, доходы посредников в Корее могут составлять от пяти тысяч долларов. 
Кстати, столько же стоит и рабочая виза на три года. Но простому рабочему получить ее практически нереально. И дело не только в деньгах.
- В Корее у мигрантов востребованы вакансии, связанные с физическим трудом, то есть не требующие специальных знаний, - объясняет представитель компании Koreajob в Сеуле Евгений Тен. - Таких непрофессионалов здесь хватает и своих. Чтобы получить рабочую визу, нужно быть специалистом, которых в Южной Корее мало. В основном в сфере IT, нанотехнологий, роботехники. Кстати, и на такие вакансии сейчас просто лавинообразный рост спроса со стороны жителей СНГ. За последние 1,5 года спрос на работу в Корее вырос на 80 процентов.
Поэтому главная мечта многих бурят - дать детям хорошее образование. Тогда они уже смогут поехать в Корею не ради 100 тысяч рублей, как их отцы, а получать по 300 тысяч, как квалифицированные специалисты. Как-никак, а крупнейшие корейские холдинги не скрывают: они постоянно ведут «охоту за головами» по всему миру».

 По материалам 
сайта life.ru.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2020 Агинская правда. Design created by ATHEMES