Главная » 2020 » Февраль » 20 » Сто лет экспедиции Потанина в Агу

Сто лет экспедиции Потанина в Агу

20.02.2020 в 11:49 просмотров: 153 комментариев: 0 Власть и общество

В 2019 году исполнилось 120 лет со дня прибытия в Агинское путешественника и исследователя Центральной Азии и Сибири Григория Николаевича Потанина (на снимке) (1835-1920 гг.)

Поэтому на страницах газеты нужно рассказать нашим читателям об экспедициях Г.Н.Потанина в Монголию и Китай, также отметить его заслуги. Одну из улиц в поселке мы назвали именем Потанина. 
   Для познания Центральной Азии материалы путешествий Г.Н.Потанина имеют более комплексный характер, чем широко известные путешествия Н.М.Пржевальского. Особенно это заметно в части изучения монгольских и тюрских народов, природы и хозяйства Монголии и Центральной Азии. Будучи настоящим гуманистом, Г.Н.Потанин относился с большой любовью ко всем народам и с интересом изучал их быт, обычаи, верования, сказания. Потанин был необычайно трудолюбивым и скромным. Вместе со своей женой Александрой Викторовной собрал огромный материал для составления списка растений и животных западной Монголии, использовал 33 языка и наречия народов, обитающих в Монголии и Сибири.
Г.Н.Потанин начал свою экспедиционную деятельность в Азии раньше Пржевальского - в 1863 году - и закончил ее в 1899 году, совершив за это время восемь путешествий.
Монгольская экспедиция 1876-1877 гг. была снаряжена на средства Географического общества. Летом 1876 года экспедиция выступила из г.Зайсан на восток, обогнула озеро Улюнчур, пересекла Монгольский Алтай в верховьях р.Кобдо, торговый центр северо-западной Монголии, где провели зиму. Весной 1877 г.путешественники второй раз пересекли Монгольский Алтай, Джунгарскую Гоби, Восточный Тянь-Шань и прибыли в г.Улясутай. Затем изучали горную страну Хангай до озера Косогол и озера Убса. Осенью прошли Кош-Агач на р.Чуя в русских пределах. Отчет Г.Н.Потанина «Очерки северо-западной Монголии» составляет два тома. В путевых дневниках описываются все географические и естественно-исторические наблюдения, этнография и археология племен северо-западной Монголии. Описаны тюрские и монгольские памятники древности, внешняя обстановка, поверья и заговоры, названия созвездий, животных и растений, сказки и легенды, быт - религиозный, семейный и общественный.
Весной 1879 года началось второе путешествие по Монголии. Экспедиция началась в Кош-Агаче, на р.Чуя, прошла большие озера северо-западной Монголии и вечноснеговую горную группу Харкира, далее пересекла хребет Танну-Ола, далее по верхнему течению Енисея в Урянхайском крае и уже поздней осенью, посетив часть бассейна реки Селенга, вышла в Дархатский курень.
Путешественники выехали через Саян и Тунку в Иркутск на зимовку. Начавшиеся осложнения с Китаем помешали Потанину. Весной сделал экскурсию на запад вокруг озера Дод-Нор.
В течение 1884-1886 гг. он путешествовал по Китаю, восточной окраине Тибета и Центральной Монголии. Результатом экспедиции явился большой труд «Тангутско-тибетская окраина Китая и Центральная Монголия».
В 1892 году он предпринял экспедицию на восточную окраину Тибета, во время которой скончалась жена А.В.Потанина, которую похоронили около Кяхты.
Весной в 1899 г. Потанин отправился изучать восточные окраины хребта Большого Хингана. Средства выделило Географическое общество и Императорский Ботанический сад. Первое отпустило на поездку 1000 руб., второе - 500 руб. и, кроме того, В.П.Сукачев, бывший председатель Восточно-Сибирского отдела Географического общества, пожелал, чтобы к экспедиции присоединился студент В.К.Солдатов, на расходы ему выделили еще 500 руб.
Снаряжение экспедиции планировали закупить в Чите, куда приехали пятого мая. Здесь их встретило окружное начальство М.А.Звягина, и было решено перейти государственную границу не в Абагайтуе, а у Кулусутаевского караула. В Чите изъявил свое согласие присоединиться к экспедиции студент А.М.Звягинцев.
Члены экспедиции в Агинскую степную думу приехали 15 мая. Сюда же съехались прежние приятели и знакомые из местных бурят: Ж.Б.Бодиев, Н.Д.Дылыков, Г.Очиров и др. Все они дружно приняли участие в приобретении снаряжения. Также наняли шесть упряжных лошадей для перевозки багажа, который уместился на двух телегах, и пять верховых лошадей  под седла. Одну телегу купили в Чите на деньги экспедиции, другую дали буряты. Перевозка грузов на лошадях удобнее, чем вьючить на верблюдах, Звягинцев купил лошадь на свои собственные деньги.
Два бурята, Джалсарай 30-летний мужчина, и 18-летний Сэрэнджап, были наняты конюхами при обозе, которые обязаны были стеречь лошадей, запрягать их в телеги, ставить палатки и выполнять все работы по хозяйству. В  течение трех месяцев экспедиции нанятые рабочие за 600 руб. обязались провести  экспедицию по Монголии до монастыря Хан-табын-сумэ и оттуда доставить в Абагайтуй.
В Аге в состав экспедиции вошли еще Ш.Б.Базаров и хара-егур Лубсын (Лобсын). Базаров включен в экспедицию в качестве переводчика, уроженец агинской степи.
В Монголии он записал 40 загадок, которые были переданы Потаниным в Восточное Отделение Русского Археологического общества. Также Базаров собирал и засушивал растения для Читинского музея в количестве 67 экземпляров. Гербарий в настоящее время хранится в фондах краевого краеведческого музея.
Несколько лет назад мне пришлось с этой комплекцией познакомиться и составить полный список растений на русском и бурятском языках. Лубсын был знаком с Потаниным в экспедиции в 1886 г. Он был уроженцем северного Тибета, родом из хара-егур. Он знал несколько языков, кроме своего родного тюрского, говорил по-монгольски, китайски и тибетски, понимал русский язык.  Он хорошо ориентировался в местности, хотя у него был один глаз. Также в экспедицию попросился переводчиком уроженец Аги Б.Рабданов.
Г.Н.Потанин в своих полевых дневниках оставил описание нашего поселка: «Агинское селение состоит из двух улиц, перекрещивающихся под прямым углом. В селении до 50 домов, деревянная церковь, здание степной думы, две школы: улусная и миссионерская. До семи торговых лавочек, большинство которых принадлежат китайцам. Есть одна лавочка, в которой торгует бурят. Сначала на месте селения было выстроено только здание степной думы, но потом эпархиальное начальство основало тут миссионерский стан и построило церковь, как это оно делает и с другими степными думами в видах обрусения, крещения бурят. Таким образом, где выстроены степные думы, образуются христианские селения. Агинское селение частью состоит из изб, в которых живут новокрещеные. Частью из домов, выстроенных богатыми агинцами, в которых они живут только временно во время ярмарки или во время наезда начальства. В остальное время в этих домах живут только сторожа».
22 мая экспедиция оставила Агу и заночевала в местности Хатан-Хошун, на следующий день прошли мимо озера Ножей (ногжей у т.н.п), которое прежде было без воды и налилось только в год наводнения в 1897 году. К юго-востоку от озера они впервые отмечают большой вал, который называется Ногжин-далын, «Ногжейская возвышенность», воды 1897 года до него не доходили. Вал образован намытой водой из озера. 23 мая экспедиция остановилась на ночлег в местности Кугочи или Кусочи. На берегу озера они описали камень, который по-русски называется «Каменными бабами», по-бурятски называются «Куго», по-монгольски «Кушо», откуда и название местности Кусочи.
24 мая дошли до Чинданта. От Аги до Чинданта дорога проходила до реки Онон, к деревянному мосту. Описывается рельеф местности в сравнении с Монголией. До реки Керулен - «небольшие горы, располагающиеся хребтами, между которыми залегают широкие, плоские впадины, пейзаж однообразный, лесов почти нет». По всей степи обильно цвел проломник мохнатый, по-бурятски далан-тобшо «семьдесят пуговок». Эту траву любят овцы и жиреют от нее. Вся степь была усеяна этими белыми пуговками и кустами курильского чая (пятилистник кустарниковый), по-бурятски шуур, также птичьей гречихой и ядовитой чемерицей.

5 мая экспедиция остановилась в степи, а 26 мая разбила палатки возле Кулусутаевского караула. В то время это было небольшое казачье селение, состоящее всего из одной улицы, обставленной невзрачными деревянными домами. Улица была пустынной и без людей. Здесь проживало немного русских людей, заброшенных на край русской земли со степной культурой и образом жизни кочевников. Вокруг не было деревьев, дома деревянные похожи были на юрты. Селение располагалось на возвышенности, к западу расстилается озеро (Барун-Торей). Берега озера заросли ирисом, пикульником (сахилза), который образовывал заросли более одного километ-
ра. И в настоящее время ирис встречается здесь повсеместно. В Китае из ириса и корней стеллеры карликовой делают бумагу.
26 мая с проводником из казаков они выехали до монгольской границы. К вечеру дошли до местности Боро-Холай, «серый рукав» или «серое горло». Монголы эти места зовут протоки, соединяющие два озера – Западным Тореем и Восточным Тореем. В Зун-Торее воды не было, а в Западном была вода. Сейчас озера тоже испытывают период высыхания. Берега обоих озер плоские и покрыты были солончаком. Здесь Потанин увидел интересные камни, которые были хорошо заметны,самый большой из них был высотой около двух метров. По-монгольски они называются Ухыр-цило - «корова-камень». Возле них монголы насыпали груду камней, и местность называется «обоо». Данное место и в настоящее время посещается учеными и туристами. Отсюда открывается вид на Западный Торей  и всю озерную котловину. Государственная граница проходила южнее Боро-Холай, в то время монголы были подданными Китайской Империи. 
К югу экспедиция прошла местность Хара-Торум, «черный торум». Она имела вид зеленого пространства с солончаковой почвой. Проводник-казах Зябликов отметил, что такие места монголы называют озерами, образованными от дождевых осадков.
Далее на юг маршрут проходил по сухой степи, мелким озерным котловинам и разнообразным сос-
тавом растений. По озерам было отмечено много разных видов птиц: огари (ангир), два вида куликов, гуси, утки, лебеди, журавли и др.
Интерес представляет описание Соленого озера, где отлагается родниковая соль с мелкими и крупными зернами до десяти мм. Соль в озере образуется в жару до наступления июньских дождей. В это время на озеро приезжают монголы, скребают ее на берегу в кучи и продают казакам. Продают на глазок, не употребляя никаких весов. Обходится соль казакам от 10 до 30 копеек и перепродается в Забайкалье за один рубль за один пуд. В урожайные годы соли на озере добывается до 50000 пудов. Зимняя соль  в продаже доходила до Амура. 
Около  Соленого озера было несколько юрт караульных монголов, но и здесь никто не отметил паспорта членов экспедиции.
Флору в этой местности Потанин разделил на четыре видовых участка: прибрежная, по берегам озер, с черной болотной почвой, солончаковые участки с ирисом (пикульник), типчаковая степь, с осокой волосистой и горцем растопыренным, песчаная степь без типчаков. Видовой состав этих степей разнообразен.
Далее на юг экспедиция дошла до озера Хэрмын-Цаган-Нор, т.е. до «Хэрмынского белого озера». Недалеко от озера они пересекли вал, который монгольское народное предание связывает с именем Чингисхана. Русские зовут его «валом Чингисхана», монголы Чингисэ-Хэрим (хэрим значит «стена», «вал»). Отсюда и озеро называется Хэрмын-Нор. Монголы утверждали, что вдоль этого вала повсюду обильные воды. Вал в то время имел высоту не более 60-70 см, ширина его доходила до двух метров. Он проходит в направлении с запада на восток, с северной стороны подле него проходила тележная дорога. По литературным данным вал протягивается на несколько сот километров по Монголии, Китаю и России. Самое западное упоминание его находится в описании пути каравана братьев Бутиных (Изв. Сиб. Отдела Р.Г.О. т. И, №1 и 2), которые в 1870 году перешли границу западнее озера Торей и вышли к реке Керулен и городку Лха-Бейсы, караван пересек вал приблизительно в 120 верстах от государственной границы, и вал проходил южнее. На востоке он приближался к нашей границе в районе Абагайтуевского караула и проходил уже по России. В августе экспедиция вторично увидела этот вал при пересечении дороги из Абагайтуя в Соктуй. В трех км от Абагайтуя ширина вала достигала 12-13 шагов, высота около метра. Направление вала - с юго-запада на северо-восток. Абагайтуйский казак-проводник, отметил, что к востоку и западу к валу с южной стороны местами примыкает четвероугольные городки, окружность их около 40 метров, между городками расстояние около 30-35 км. Это были стороженные и сигнальные башни. 
Общая длина вала составляет 575 км, от Аргуни до Монголии - 415, Маньчжурии - 50 и России - 110 км. Валу 2000 лет, а Чингисхан жил более 500 лет тому назад. 
Вал еще хорошо прослеживается в стенах Приаргунья и отмечен на картах.
Далее экспедиция дошла до реки Керулен, которая берет начало с Хэнтэя и впадает в озеро Далай-Нор (длина - 1254 км) Река протекает по территории степей. Потанин отметил, что найти речку в этом месте Монголии – географическое открытие. Местность вокруг была усеяна впадинами или котловинами, на дне которых гуджирные озера с белой поверхностью, песчаной почвой. Озера занимали глубокие впадины в период дождей. В засушливые летние дни высыхали и покрывались солью.
В местности Хатын-Хобб проходит западная граница, отделяющая Халхаский хошун князя (бэйсы) Сонома от земель баргутов. В этих местах хороший травостой из степных растений, и поэтому, вокруг было много юрт и домашнего скота, лошадей, овец, коров и т.д. Здесь было много всякого крика: пастухов, мычанье, блеянье и ржанье скота, овец, лошадей. У одного богатого аула насчитывалось до 8000 баранов и до 7000 лошадей.
Один из местных шаманов показал членам экспедиции шаманский обряд, который Потанин подробно описал в своем дневнике. 
Далее путь проходил к озерам Улан и Буир-Нор по степной впадине, некогда представлявшей собой огромное озеро. От озера Буир-Нор экспедиция сначала направилась на юго-восток, затем на юг и дошла до западных склонов Большого Хингана.
Около озера Буир-Нор в 1939 году наши войска разбили Японскую армию. Затем путешественники углубились в горы и прошли через перевалы Малачой-Дабан. Самой южной точкой путешествия был монастырь Хантабынь-сумэ. 18 июля на обратном пути путешественников встретили монголы – денаруты и преподнесли подарки. Потанин тепло отзывался о жителях Монголии, с которыми ему приходилось встречаться. 
Пройдя вдоль западного подножия Большого Хингана и переправившись через реку Халка, экспедиция направилась на северо-восток, к берегам реки Хайлар, и вскоре прибыла в казачье село Абагатуй. Так закончилось последнее путешествие Потанина в глубь Азии.
Путешественники собрали богатый гербарий с названиями растений на латинском, русском и местном языках. Более 645 лис-
тов передали в Ботанический сад, ныне Ботанический институт имени В.Л.Комарова. 
Гербарий Потанина включает несколько тысяч растений (монгольских, бурятских, казахских и т.д.). Он вел ботанические сборы с женой и после географических и этнографических наблюдений больше всего обращал внимание на растительность. 
В хребтах Хингана Потанин подробно описывал растительность, показывая сходство и отличие от Даурии. Здесь он отмечает леса из березы, клена, монгольского вяза, лещины, рябины обыкновенной. В лесу цвели белые пионы, молокан сибирский, иван-чай, мак альпийский и т.д. Также постоянно отмечается видовой состав животного мира. 
В известия Русского географического общества был напечатан отчет «Поездка в среднюю часть Большого Хингана летом 1899 г.».
 

В этом отчете описан быт монгольских племен, их верования и предания. Дана всесторонняя характеристика природы и хозяйства Большого Хингана. Дальнейшие 20 лет он прожил в Иркутске, Красноярске и Томске. Летом совершал еще поездки, но сравнительно недалекие - на Алтай, в Забайкалье, Киргизскую степь, где собирал этнографические материалы о народном эпосе. 
Научные исследования Внут-
ренней Азии подробно начались с путешествий Потанина, Пржевальского и Певцова. Все трое посетили Джунгарию, Монголию, Китай и Тибет. 
В совокупности они создали основу географического лика Внут-
ренней Азии. Потанин подробно исследовал северную Монголию, Ордос, восточные окраины Тибета. 
Пржевальский прошел Алашань, Цайдам, северный Тибет. Певцов изучал Джунгарию, Западный Кунь-Лунь. Пржевальский сделал больше крупных географических открытий, потому что проник первым в Ордос, Алашань, Тянь-Шань, Лоб-Нор и Тибет. В отношении этнографии Потанин сделал больше, чем 
Пржевальский и Певцов. 
Путевые отчеты всех трех путешественников являются настоящими книгами современного натуралиста, занимающегося изучением природы и жителей Внутренней Азии, не только географа и этнографа, но и геолога, зоолога, ботаника, даже климатолога и археолога. 
Потанин путешествовал в гражданской одежде со своей женой провел много дней в селениях туземцев, китайских городках, буддийских монастырях и потому изучил быт и нравы народов гораздо лучше, чем Пржевальский и Певцов. 
Для Потанина страны Центральной Азии являлись своеобразным музеем, в котором хранились памятники материальной и духовной культуры народов.
Он умел расположить к себе население и заслужить его доверие к беседе. Местные жители рассказывали о своей религии, обрядах и обычаях. В его палатку приходило много посетителей, от них записывались сведения о жизни простых людей.
Потанин имел необходимые для путешественника по Внутренней Азии личные качества: закаленное трудами и лишениями здоровье, выносливость, знакомство с местными языками, умение обращаться с туземцами, хорошие познания в области географии и естественных наук, отличное знание литературы по географии Сибири и Внутренней Азии, и конечно, любовь к делу и преданность науке.
В отчетах Потанина хорошо описаны различные народности стран Азии, их быт и нравы.
Имеются сведения о тюрских народах (алтайцах, тувинцах, казахах, узбеках, хотонах), монгольских (халхасцах, дюрбютах, дархатах, бурятах, торгоутах, ордосских монголах и наньшанских саларах, широнголах), тангутских, дунганских и китайских племенах. В этих отчетах помещено больше трехсот легенд, сказок, исторических преданий и других произведений народной словесности, а также наречия монгольских племен, затерявшихся на окраине Тибета среди китайского и тангутского населения. Эти данные дали Потанину материал для обобщения восточного народного эпоса. Также Потанин изучал быт, поверья, эпос бурят Иркутской губернии и Забайкальской области, алтайцев, казахов Западной Сибири, удмуртов и чувашей Казанской и Вятской губерний. 
Особенности заслуги экспедиций Потанина заключаются в богатстве и новизне собранных им материалов по этнографии Внутренней Азии. С увлечением он собирал легенды, сказки и верования различных народов Азии, сопоставлял варианты однородных сюжетов у разных народов, доискиваясь до их внутренней связи и единства идей, и приходил к интересным заключениям о духовном родстве европейских и азиатских народов.
Также имеются интересные материалы о торговле и промыслах населения Азии, русской торговле Монголии, рыбном промысле на озере Зайсан и т.д.
По народным эпосам было составлено Потаниным два тома «Очерков северо-западной Монголии» и второй том «Путешествия на окраину Тибета».
Потанину принадлежит многочисленные статьи и заметки по разным вопросам географии и народным эпосам, главным образом по Сибири, которые печатались на протяжении 50 лет в различных газетах и журналах. 
В 1886 году Г.Н.Потанин получил от Географического общества высшую награду – Константиновскую медаль за экспедицию на восточную окраину Тибета и за всю его деятельность в пользу географической науки. 
Он был почетным членом Географического общества, так и ряда других ученых обществ, имеющих отношение к географии и этнографии.
Известный географ и краевед из Читы Ю.Т.Руденко с С.Гомбожабоном более десяти лет назад прошел пешком по пути Г.Н.Потанина до с.Кучусутай. 
После них уже по территории Монголии по маршруту Г.Н.Потанина на автомашине проехала группа краеведов из Нерчинска во главе с учителем географии А.В.Филимоновой.

В.Стрельников, 
п.Агинское.

 

 


 

 

 

В.Стрельников, 
п.Агинское.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 MEGANEWS. Используются технологии uCoz Design created by ATHEMES