Главная » 2012 » Август » 16 » Вселенная Даши Намдакова

Вселенная Даши Намдакова

16.08.2012 в 10:34 просмотров: 1651 комментариев: 0 Архив материалов

В прошедшем в Агинском округе Международном  бурятском фестивале «Алтаргана-2012» в числе почетных гостей принимал участие заслуженный художник Республики Бурятия, член-корреспондент Российской Академии художеств, член Академии киноискусства России, лауреат премии Правительства России, обладатель Национальной премии «Ника». Другой почетный гость Агинского округа - журналист-международник Ким Болдохонов в дни фестиваля провел презентацию книги «Дорогие мои земляки». Одним из героев ее стал Даши Намдаков. Мы предлагаем вашему вниманию это интервью.

 


 

 В 2001 году, когда я впервые увидел Даши Намдакова в Улан-Баторе, куда он прибыл с персональной выставкой, первым впечатлением было гармоничное сочетание в нем интеллекта, скромности и чувства собственного достоинства. Помню, что представленная экспозиция вызвала у монгольской публики повышенный интерес, и уже тогда стало ясно, что в России появился самобытный талантливый художник.

 С тех пор произошло многое. Работы Намдакова были представлены вниманию ценителей искусства во многих городах России и за ее пределами. Знаковыми событиями стали персональные выставки в Государственной Третьяковской галерее в Москве (2007 год) и в Эрмитаже в Санкт-Петербурге (2010 год), засвидетельствовавшие факт признания скульптора мастером высочайшего класса.

 Мне понравился комментарий к творчеству Намдакова искусствоведа Е.Ф. Корольковой: «Даши Намдаков, несомненно, явление в искусстве не только бурятском, не только российском, не только современном - в искусстве вообще, вне времени и пространства. Его почерк неповторим: ощущение формы, пластики, движения, чувство гармонии в его работах безупречно и вместе с тем самобытно. Изысканный эстетизм его произведений ни с кем и ни с чем не сравним. Они прекрасны какой-то нездешней красотой - красотой грез и сновидений. При этом его изобразительный язык выверенно лаконичен и точен, а власть над линией безгранична. Искусство Даши Намдакова - это не иллюстрации к древним сказаниям и, строго говоря, даже не исторические образы, а аллюзии: в творчестве Даши Намдакова мы находим лишь воплощение некой загадочной энергетики прошлого, передающейся из века в век как культурное наследие».

 Между тем в 2012 году этому человеку, ставшему гордостью бурят и живым классиком современного искусства, исполняется всего сорок пять лет. Он полон энергии и амбициозных проектов, масштабы которых оценить затруднительно. Нам, современникам Намдакова, не время подводить итоги творчества художника, и я не берусь писать его биографический очерк, но, пользуясь любезным согласием Даши Бальжинимаевича, публикую беседу с ним, состоявшуюся после открытия в мае 2012 года в центре Лондона выполненной им статуи Чингисхана и прошедшей в британской столице крупноформатной персональной выставки «Вселенная кочевника».

 - Поделитесь впечатлениями о Лондоне? Почему решили установить памятник именно в этом городе?

 - Лондон сегодня — центр мировой культуры. Сюда со всего мира съезжаются художники, артисты,  музыканты, поэты и писатели. Ежедневно здесь открываются десятки выставок, кино- и театральных премьер. Попасть с персональной выставкой в галереи города неимоверно трудно. Это большая удача. Я к этому начал готовиться два года назад, когда в Москве на меня вышел влиятельный англичанин и пригласил. Тогда и зародилась мысль создать скульптуру Чингисхана, организовать выставку. Мне предоставилась возможность развернуть свою экспозицию в престижной галерее «Хэлсион».

 Личность Чингисхана вызывает интерес во всех странах, и этот интерес растет. Однако разместить в парках Лондона любой объект — дело не простое. Парки находятся в ведении королевской семьи, и чтобы получить разрешение, пришлось встречаться с некоторыми ее членами.

 Информация об установлении памятника в столице была воспринята в стране неоднозначно. Нужен ли Чингисхан Лондону? По этому вопросу состоялась дискуссия даже в английском парламенте. Одновременно такое внимание и широкое обсуждение послужило нам своеобразной рекламой.

 Над проектом работали два года. Потрачено столько сил, нервов, денег. Я прекрасно понимал всю значимость события и думал об этом до последнего дня. И когда памятник открыли, вздохнул с облегчением - неужели это состоялось?! Конечно, все это нужно было пережить.

 Для меня была важна реакция на родине, в России. Первым откликнулся телеканал НТВ: «На Лондон опустился толстый мужик верхом на северном олене». Это вызвало у меня шок. Как же так можно было извратить суть события? Но последующие репортажи пятого канала, ТВЦ, Первого канала были нормальными, объективными.

 На открытии было много монголов, проживающих в Англии. Они приняли скульптуру восторженно и рассказали о бытующем у них предании о том, что Чингисхан дойдет до пятого моря, не скрывая при этом своей радости, что свершилось это спустя восемьсот лет.

 - Как долго Чингисхан останется   на  берегах  Темзы? Продолжит ли свое путешествие?

 - Власти Лондона отобрали Чингисхана для «городка скульптур», который будет функционировать во время летних Олимпийских игр. По нашему замыслу, экспозиция после Олимпиады должна была стать передвижной, представленной в разных странах. Поступили заявки от мэрий ряда городов, желающих показать ее у себя. Но за день до открытия монумента ко мне обратился монгол, крупный предприниматель, и предложил перевезти памятник в Ордос (КНР), где он создал Музей современного искусства. «Желающие посмотреть скульптуру пусть приезжают к нам в Ордос». Я согласился.

 Что касается выставки «Вселенная кочевника», то она явилась самой крупной из всех моих предыдущих. Коллекция скульптур, графических работ, ювелирные изделия экспонировались на трех этажах галереи «Хэлсион». По утверждению ее администрации, посещаемость музея в эти дни была высокой. Готовился к ней тщательно, волновался, пожалуй, больше, чем перед открытием своей первой персональной выставки, которая состоялась в Иркутске двенадцать лет назад. Я понимал всю ее значимость. После Лондона я почувствовал себя зрелым художником.

 - Вы в числе немногих почетных иностранных гостей были приняты в Букингемском дворце герцогом Эдинбургским, имели с ним беседу. О чем говорили?

 - Герцог сказал, что наслышан о Байкале и давно хочет побывать там. Я не пригласил его, хотя и хотелось. Засомневался, имею ли на это право. Друзья потом меня упрекали: «Ты же художник!».

 - Вы думали, что будете когда-нибудь гостем английского герцога?

 - Нет.

 - О чем мечтал мальчик Даши?

 - Выжить, просто жить. В детстве я несколько лет тяжело болел. И в этот период не раз стоял вопрос, быть или не быть? Выжил.

 - Я знаю одного крупного медика, ранее практиковавшего в европейской медицине. Он рассказал мне о перенесенной тяжелой болезни, во время которой некие силы словно перекодировали его, убедили работать в восточной медицине. Он прислушался к голосу свыше и сегодня преуспевает. Не произошло ли нечто подобное с вами?

 - Думаю, что если бы со мной не произошла эта история с болезнью, то судьба моя сложилась бы совсем по-другому. Я в этом уверен. Болезнь оголяет нервы, чувства обостряются, восприятия становятся утонченнее.

 - Для меня, обычного человека, остается таинством рождение у художника замысла, образа будущего произведения. Как это происходит у вас?

 - Это необъяснимо. У каждого  происходит  индивидуально.

 Мне запомнился ответ Анны Ахматовой на вопрос «трудно ли рождаются стихи?» Она сказала так: «Когда сверху диктуют, мне остается лишь водить рукой, выводить строки». В этих полушутливо сказанных словах заложена суть. Примерно то же самое происходит и у меня. В самом деле, я уверен, что ведет меня какая-то сила свыше. Один шаман мне говорил: «Тебе этот дар дан сверху, а ты передаточное звено от Всевышнего к простым людям». Я весь в работе. Мой мозг постоянно работает. Жена, дети, мои близкие это знают и создают мне нормальные условия.

 - Значит, тыл у вас надежный. Это ведь очень важно!

 - Да, безусловно.

 - Вы художник многосторонний: скульптор, график, мастер-ювелир. Не лучше ли сосредоточиться в одном жанре?

 - Сегодня творческий мир, современное искусство стало необычным, несколько странным. Художники находят какую-то фишку, какой-то предмет и изображают его, рисуют с разных сторон. Этим они становятся узнаваемы. И все знают, что эту закорючку рисует, скажем, Иванов. Этот прием тупиковый. Я считаю, что после эпохи Возрождения серьезного искусства не было. Микеланджело, Рафаэль, Леонардо да Винчи делали скульптуры, писали картины, сочиняли стихи, строили храмы. Это были  настоящие художники. Для меня работать в разных жанрах очень интересно. Я ведь работаю для того, чтобы получать удовольствие. А не для того, чтобы обрести известность. Если бы я старался стать известным, у меня ничего не получилось бы. Самый большой критик сидит во мне. Если я получаю удовольствие, мне больше ничего не нужно. Людей, понимающих искусство больше чем я, не так уж много. Почему я должен озираться на публику, которая иногда не понимает, что это такое. Поэтому я делаю для себя, практически не работаю на заказ. Даже когда просят уважаемые люди, делаю только то, что мне самому нравится. Время бежит быстро, и я не хочу размениваться на мелочи. Лет семь-восемь назад я понял, что, по большому счету, хочу доказать, чтобы молодые люди знали, чего может добиться для своего народа парень из простой бурятской семьи. Только ленью можно объяснить свое оправдание «кто нам даст, кто нам позволит, кто нас поймет?». Человека останавливает только лень.

 - Согласен с вами.

 - Прежде всего, я  скульптор. Именно в этом жанре хочу самовыразиться по максимуму. Когда работаешь над крупными проектами, они съедают столько физических сил. И не только. Целыми днями ходишь по лесам, постоянно бегаешь вверх-вниз, перемалываешь, перетаскиваешь тонны глины.  Потом, раз - уходишь на мелкие изделия, в миниатюру, например, в ювелирку, забываешься, как бы отдыхаешь. Работая в разных жанрах, я получаю не только большое удовлетворение, это даже необходимо. Так делал мой отец.

 - У вас сегодня довольно большое производство. Сколько у вас мастерских?

 - Мои мастерские находятся в России, Италии, Таиланде. В связи с растущим объемом работ частые перелеты отнимают много  времени.  Поэтому хочу сконцентрировать  их  в одном месте, в Лондоне. Там в центре города под мои мастерские выделены соответствующие помещения. Все собираю в одно место, там же будет и мой офис.

 - А где будете отливать свои скульптуры?

 - Можно в Италии, как это делаю в настоящее время. В Испании, Германии, Швейцарии, где есть давние традиции, которые не прерывались, и есть хорошие мастера. Особенно мне нравится в Италии. Высочайшее качество и делают дешевле. В Италии - лучший мрамор в мире, хорошие краски. Я работаю в Италии уже три года, в городке Пьетрасанта (Святой камень). Регион Тоскана возле Пизы. Единственное место в мире, где сконцентрированы со всего мира и трудятся ведущие скульпторы. Там комфортно: тепло, чистый воздух. Рядом, в трехстах метрах от моего дома, море, хорошее вино (улыбается). После открытия нашего центра в Лондоне мастерская в Пьетрасанта останется. Здесь трудились в свое время Микеланджело, Леонардо да Винчи и другие великие мастера. Мне кажется, и сегодня здесь витает их  мощный дух творчества.

 - Отливаете свои работы тоже в мастерских?

 - Нет. Этим занимаются по нашим заказам специальные предприятия.

 - Сколько человек трудится в организации «Творческая мастерская Даши Намдакова»?

 - Человек двадцать пять. Люди с профессиональным образованием, работают по разным направлениям своей специальности. Костяк сформировался еще в Улан-Удэ. Так вместе всей командой и переезжаем. Это бурятские ребята. Среди них мои сестры, братья, племянники.

 - Для нормального функционирования такой структуры, солидного производства нужно быть хорошим менеджером, умеющим сочетать творчество художника и деловые качества бизнесмена?

 - Да, без этого такой результат, пожалуй, был бы невозможен. Когда со всего мира идут предложения, когда нужно вести переговоры с заказчиками, покупателями. Заниматься всем этим приходится, прежде всего, мне самому. Считаю, что у меня соотношение художника и бизнесмена хорошее, можно сказать, оптимальное. Если у художника слишком много бизнеса, то он не состоится как большой художник. Современный художник без менеджерских качеств тоже не лучший вариант.

 - Эти качества вы унаследовали от родителей?

 - В семье нас было восемь детей. Если бы родители не были трудолюбивыми, не обладали сильной волей, то поднять нас всех на ноги, дать образование вряд ли бы им удалось. Я тоже очень упертый. Если бы не был таким, то в роковые 90-е вряд ли смог бы выйти из того положения, в каком находился в начале пути в Улан-Удэ. Очень скромные выручки от ювелирки и часть зарплаты жены, работавшей в Сбербанке, мы тратили на покупку бронзы. Денег не хватало, детей кормить надо, работникам зарплату выдавать. А искусство твое никому не нужно. Просто жила в нас какая-то слепая вера в удачу. И это заставляло двигаться вперед. Образно говоря, мы стучались в любые двери, И когда дверь открывалась, входили в нее.  Мы не стоим на месте, все время движемся.

 - В одном из интервью вы сказали: «Всем, что я умею, обязан родителям, своей Родине». Что вы имеете в виду?

 - Это же понятно. Мои родители никогда не поучали, не говорили — делай так, а не этак. Они воспитывали просто своим образом жизни, своим примером. И каждый из нас чувствовал себя самым любимым ребенком. Мне представляется это гениальным воспитанием. Во-вторых, они буддисты до корней волос. А это означает высокую нравственность. В основе, конечно, труд. Накормить, одеть, обуть, поставить на ноги восьмерых, дать им образование. Моя мама делала все быстро, на ходу: накормить скот, убраться по дому, работать в колхозе. А декретный отпуск давали только на один месяц. Отец — мастер на все руки. Кузнечил с огнем, ремонтировал сенокосилки и даже построил в селе электростанцию. Он - уникальный изобретатель. И сегодня в пожилом возрасте иногда берет свои инструменты, что-то вырезает, точит, шлифует... Школьником пробовал изобретать и я. Сделал макет пистолета, потом в чертежах вертолет. Было интересно узнать   принципы   их   работы. Помогал  маме  шить  унты   на продажу.   Нравилось   шить   на немецкой машинке «Зингер».

 В длинные зимние вечера отец много рисовал. В основном буддистские танки. Вырезал фигурки божков. Его работами украшены Иволгинский и другие дацаны. Он усаживал всех нас, братьев и сестер с собой рядышком, вручал каждому в руки по кисточке и давал возможность где-то что-то подрисовать, поучаствовать в этом святом деле.

 С семи лет мы учились в школе-интернате в селе Могзон, это в пятнадцати километрах от нашего села Укурик. Интернат - это школа выживания, закалки. Здесь мы находились на полном обеспечении. Государство нас кормило и учило. В Красноярском художественном институте получал от государства стипендию, осваивал европейскую школу пластики у видных художников — ленинградца Л.Н.Головницкого, прибывшего в Сибирь для преподавания, Ю.П.Ишханова.

 - Поделитесь, пожалуйста, творческими планами.

 - Стайерскую дистанцию в двенадцать лет, период после двухтысячного года, я, можно сказать, преодолел со спринтерской скоростью. Теперь хочу работать размеренно. К сожалению, время сжимается. Размениваться на мелочи не буду. Разработал проект Байкальского международного центра культуры. Он разместится на бурятской стороне озера, думаю, в районе Горячинска. Главный  беломраморный корпус будущего центра в форме гигантского черепа  мамонта с бивнями расположится на побережье на фоне моря. В нем будут проводиться выставки, другие культурно-массовые  мероприятия. Жилые дома, мастерские художников, другие объекты инфраструктуры органически впишутся в природный ландшафт. Я хочу приглашать сюда самых известных художников из разных стран и коллег из   регионов Сибири. Думаю, что каждый художник будет рад приехать и поработать здесь. С весны до осени художники будут работать в мастерских. Здесь будут проводиться летние биеннале. По завершении работы каждый художник оставит по одному созданному здесь произведению. Со временем они составят грандиозное собрание произведений современного искусства. Это станет еще одной жемчужиной на Байкале. Шансы большие, идея живая, реальная.

 Это мега-проект, без поддержки государства его не поднять. Официальные лица, с кем я беседовал, все понимают и одобряют проект. С ним ознакомился и поддержал президент Российского географического общества С.К.Шойгу. В ближайшее время байкальский проект будет представлен Президенту России В.В.Путину.

 


                                     

Беседовал К.БОЛДОХОНОВ,

г.Москва.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 MEGANEWS. Design created by ATHEMES